Monday, 16 April 2007

"За облаками" / Par-dela les Nuages /Al di la delle nuvole / Beyond the Clouds (1995)

"Любовь невозможна, и первый шаг навстречу друг другу – первый шаг к охлаждению..."

фильм Вима Вендерса и Микеланджело Антониони

"Когда я очень устаю после окончания съемок, я начинаю думать о следующем фильме. Это – единственное, что мне остается; единственное, что я умею делать. Я пытаюсь определить, какой новый фильм я буду снимать.

Самое трудное – отвлечься от всего, перестать читать, не разрешать себе отвлекаться ни на что; достичь тишины и темноты, потому что именно в темноте высвечивается реальность, и именно в тишине слышны звуки извне.


Я думаю, мы движемся вперед, ведомые жизненным импульсом, проявляющемся во всех вещах...
Я – человек, который привязан к образам... Я пытался обнаружить, что скрывается за этими образами..."

Все события происходят в холодно-туманной Европе – как за облаками. Отчужденность, чувственность, одиночество, красота пейзажа, воздух, пропитанный дождем и туманом... Великолепные эстетские притчи; поиск режиссером некоего истинного образа, ускользающей реальности.

Наблюдения, встречи с незнакомцами, прогулки по улицам аккуратных французских и итальянских городов вдохновляют Режиссера фильма на четыре прозрачные виньетки о любви – странной и страстной, убийственной, отверженной и божественной.
Режиссер, которого играет Джон Малкович, бродит из истории в историю, объединяя их.

Я не готова анализировать фильмы с кинематографоведческой точки зрения: лишь эмоции и непосредственность восприятия.

Обожаю этот фильм: великолепный эскапизм.
Без откровенных сцен – но пропитан чувственностью. Как и все фильмы Антониони, этот – визуальная поэзия; почти каждый кадр может быть остановлен и сойдет за прекрасную, композиционно-грамотно сделанную фотографию. Этой наглядной поэзией фильм напоминает мне другой горячо любимый Антониони – «Ночь»…

"Существуют такие отношения, которые длятся годами, а на самом деле не существуют."

В первой истории в романтичной и загадочной Ферраре очень красивый инженер Сильвано (Ким Росси-Стюарт / Kim Rossi-Stuart) встречает неправдоподобно красивую учительницу Кармен (Инесс Састр / Ines Sastre). Оба невероятно элегантны (собственно, эта черта присуща всем героям – утонченность, неспешность, Армани...). Красавцы изъясняются поэтическими сентенциями:

- Голос не может стать частью тебя. А вот шум – может. Шум моря, например. И кончается тем, что ты его больше не слышишь...
- Я – раб твоей тишины...

- Слова, даже написанные – хорошо. Их ждет любая женщина, всегда...


Она ждет его, но он молчит и не приходит,
а придя - внезапно и необъяснимо исчезает – предпочитая молчание словам,
а воображаемую страсть реальной,
которая, наверное, не сможет быть такой прекрасной, как мечта...

Между историями Режиссер одиноко бродит по ветреному пляжу – не сезон;

все пляжные принадлежности свалены в кучу;

вокруг ни души...

Во второй истории в живописнейшем, райском Портофино - но в фильме - пустынно-дождливом -

Режиссер встречается с загадочной девушкой (Софи Марсо / Sophie Marceau, смахивающая на очень ухоженную Ларису Удовиченко в молодости), которая поведала ему историю о том, как 12 ударами ножа убила собственного отца.

Где-то прочитала, что акт любви, который он ей дарует, символизирует прощение.


Больше всего мне нравится история номер три - печальная виньетка с Фанни Ардан (Fanny Ardant) в роли обманутой жены, вынужденной оставить мужа...

Муж (Питер Веллер / Peter Weller) уже три года изменяет ей с маловыразительной юной особой (Кьяра Каселли / Chiara Caselli), очаровавшей его в кафе восторженным пересказом красивой притчи…

"Я только что прочитала в журнале чудесную историю и хотела бы обсудить ее с кем-нибудь. В Мексике ученые наняли носильщиков, чтобы добраться до города инков шде-то в горах. Вдруг по пути носильщики остановились и отказались идти дальше. Ученые растерялись и не знали, что делать. Прошло несколько часов и носильщики продолжили путь. Они объяснили, в чем дело: они сказали, что идут слишком быстро, а их души не успевают за ними...
Мы спешим и теряем наши души..."


Гармонично замкнут круг – кто-то от кого-то почему-то уходит. И печальная Фанни – царственна.
"Я предпочитаю не обдумывать вещи, а чувствовать."

Кстати, о вышеупомянутой «Ночи». Между третьим и четвертым эпизодами появляется пожилая пара – Марчелло Мастроянни (Marcello Mastroianni) и Жанна Моро (Jeanne Moreau). Прелестная находка! Мастроянни рисует индустриальный пейзаж, копируя шедевр Сезанна – с поправками на осовременненость пейзажа, конечно.

«Почему всем нужны копии? – Я копирую жест гения. – Но это – копия с копии жеста...»

Нельзя не отметить бег времени - оба - хоть и красивые, но старики, а как роскошны были...

В последней истории юный архитектор (Винсент Перез / Vincent Perez) преследует красивую девушку (Ирен Жакоб / Irene Jacob), которая идет на вечернюю мессу. Их диалог красив, а его значение раскрывается в последней фразе девушки...

- Вы так молчаливы. - Просто мне нечего сказать.
(Если бы все считали это достаточной причиной для молчания!)

- Куда Вы спешите? - Подальше от своего тела. Существует тело – существуют желания, а их нелегко удовлетворить... Попробуйте отказаться от своих маленьких радостей...

- Вы влюблены, - догадывается молодой человек. – У Вас все признаки влюбленной женщины.
Месса невероятно красива...

- Японцы не высаживают цветы в своих садах – не хотят видеть, как они умирают.
- Вы боитесь смерти. А я боюсь жизни. Жизни, которую ведут люди.


- Вы загадка. А что, если я в Вас влюблюсь? - ...Завтра я возвращаюсь в монастырь.


Во всем есть недосказанность, что-то ЗА словами; по-хорошему непонятно
и невыразимо – не надо и пытаться, просто - смотрю…

- За каждым воплощенным образом скрывается другой, более близкий к действительности – и так далее, вплоть до абсолютной, таинственной действительности, которой никто из нас не увидит...

кадры из фильма - здесь
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...