Thursday, 1 February 2007

"Откровенное признание" / "Confidences Trop Intimes" / "Intimate Strangers" (2004)

"Думаю, лучшее, чему я научился, рисуя комиксы – лаконичность. Мои фильмы, в большей или меньшей степени, очень короткие. Я ужасно боюсь заставить зрителей скучать. В случае с «Откровенными признаниями» фильм длится час и сорок минут, и я был в ужасе – тем более что там всего два героя, – что люди толпой ринутся из кинотеатра".
Патрис Леконт - из интервью о фильме

Я люблю современное французское кино: герои – люди среднего возраста, зачастую одинокие и пребывающие в пресловутом кризисе этого возраста - с последующим желанием что-то в жизни изменить; долгие беседы; паутинка психологических нюансов; по-хорошему непонятность и обязательная тайна, решение которой брезжит – или нет; филигранность актерской игры...

Фильмы Патриса Леконта и неуловимо похожи (писатель всю жизнь пишет одну книгу - так и режиссер: всю жизнь снимает один фильм...) - мягкой иронией, например; и неповторимы.

Всё, что мне нравится в кино, есть в «Откровенном признании». Но здесь особенно важно, кто и с кем говорит, как говорит, где сделаны паузы...

Анна: Почему вы всегда в галстуке? Положение обязывает? Или уверенности придает?


И вечером Вильям - несмотря на галстук - лихо (в одиночестве) отплясывает.

Он прекрасен, как дремлющая принцесса, вернее, принц: одинок, интеллигентен, с тонким чувством юмора.

- Вы слишком скованны, - заявляет ему "физкультурник" - очередной приятель его экс-подруги ("Ты бросила меня в седьмой раз...")
- Знаю. Я проглотил швабру на длинной ручке, - невозмутим Вильям.


Он с детства мечтает о путешествиях и – всю жизнь проводит в одной и той же квартире, доставшейся от родителей.

Вильям: Я здесь родился. Ни разу не переезжал. Это была контора моего отца. В детстве я мечтал стать исследователем, завоевывать миры и женщин. И вот миры усохли до размера одной квартиры.

Квартира - и жилье, и офис одновременно, Вильям – скучный налоговый инспектор... Ему не с кем поговорить - так что непонятно, для кого важнее эти встречи.

Анна: Там в глубине – закрытая дверь?
Вильям: Это бывшая спальня родителей.
Анна: Я про вас, а не про квартиру...


Анна: Вы как проводите время?
Вильям: Оно само проходит.


Анна (Сандрин Боннер восхитительна в этой роли: депрессивна и... настораживающе-таинственна одновременно) со своими семейно-сексуальными проблемами шокирует и пробуждает принца Вильяма (она по ошибке – или не по ошибке? - зашла не в ту квартиру-офис и приняла Вильяма за психоаналитика: лихо заверченный сюжет!)

Партис Леконт: Все те 14 лет, что прошли после выхода "Мсье Ира", мы с Сандрин обещали друг другу сделать совместный фильм. Встретиться с ней в "Признании" было прекрасно. Люди такого качества и такого таланта не меняются с возрастом и не теряют способности понимать с полуслова. Они, как коньяк, с годами только становятся лучше. И это - случай Сандрин. Ей удается соединить в Анне замечательную двойственность: мы никогда не знаем, говорит она правду или сочиняет. И эта двойственность придает особый шарм всему фильму.
Что до Фабриса Лукини, я не был с ним знаком лично, но знал его как эксцентричного актера. А тут ему отводилась крайне скупая и экономная роль. Поначалу Фабрис переживал, боялся выглядеть скучным. Я сказал: "Доверься мне: именно так, ничего не предпринимая, ты станешь зрителю интересен". После просмотра он обнял меня и сказал: "Фантастика, я совершенно не скучный!" (из интервью)

Очень симпатичен проницательный доктор Монье (Michel Duchaussoy) – настоящий психоаналитик, тот, к кому Анна так и не дошла (если вообще шла к нему).

Монье: В основном пациенты приходят выговориться. Люди перестали слушать друг друга. Даже официантов и парикмахеров теперь не трожь. В вас она обрела хорошего слушателя.
Вильям: Я не в силах разрешить её трудности.
Монье: Её или свои?

Монье озвучил одну из основных бед нашего времени: все хотят говорить, но никто никого больше не слушает! То, о чем много пишет Кундера; и Тамина в ранней «Книге смеха и забвения», и Ирен в недавнем «Неведении» - знают об этом... Приходится платить психоаналитикам за право быть выслушанным.
Анне повезло: Вильям её слушает, и очень внимательно.
Но и она ему нужна:
- Зачем вы ходите к психоаналитику?
– Я ему нужна, у него больше нет пациентов.

Монье: Пациент должен сам вести расследование, анализировать. Психоаналитик ничего не знает. Он знает только то, что и пациент, а тот не знает ничего.
Вы не можете полностью следить за ситуацией. Кто вам сказал, что у нее есть муж? Может, она фантазерка? Что, если она позвонила в вашу дверь намеренно?

...В этом и есть цель терапии: рубите концы и отчаливайте!

Патрис Леконт: "Откровенное признание" могло провалиться, потому что на экране в течение полутора часов находятся два человека в одном и том же интерьере. Однако во Франции на сеансах аншлаги. Я уверен, это из-за того, что людей подкупает искренность. Искренность во всем. (из интервью)
*
Сандрин Боннэр: Вам показалось, что я в фильме фам фаталь? По-моему, нисколько. Я вообще не роковая женщина. Другое дело, что меня очень занимала загадочность поведения моей героини. Мы с режиссером Патрисом Леконтом много дискутировали о таком понятии, как "желание" (тем более что моя героиня откровенно говорит в фильме о многих предельно интимных ситуациях). Она роковая в том смысле, что вольно или невольно (а какая женщина знает, что и когда происходит вольно или невольно?) соблазняет мужчину, к которому ходит на исповеди. Да в общем, между нами, и хочет его соблазнить, сохраняя при этом предельно возможную дистанцию.

Напомнила ли вам эта роль о каких-то предыдущих?

Сандрин Боннэр: Ха!.. Как ни странно, я редко изображала взбалмошных женщин, но когда моя героиня говорит человеку, которому исповедуется (уже открыв ему, что она догадалась: он - никакой не психоаналитик): "Это отвратительно! Вы все знаете обо мне, а я ничего про вас. Мне хочется вас убить!"... Когда она говорит это, она похожа на двух самых монструозных моих персонажей в "Мсье Ире" и "Церемонии преступления". Другое дело, что по ходу фильма моя героиня снимает с себя ложь, как снимают одежду. Но вообще это особый фильм. Это не комедия, не триллер, не драма - в чем его и прелесть. (из интервью)

После этого фильма я наконец запомнила имя актера, которого часто вижу во французских фильмах: Фабрис Лукини (Fabrice Luchini)! Чудо, как хорош. А вместе с прелестной Сандрин Боннер они создали захватывающий психологический диалог.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...