Monday, 27 November 2006

"Небо над Берлином" Вендерса: умирание



Ну, что уставились?
Никогда не видели, как человек подыхает?

Чёрт, как всё просто! Я
Лежу в луже, воняю,
как танкер с нефтью. Неужели
я вот так и умру,
как раздавленный жук!

Так ясно всё вижу. Масляную лужу
бензина, мерседес...
Карин, я должен был сказать
тебе вчера... Но забыл.
Я просто не могу... Мне надо... Карин,
мне надо столько всего еще
сделать!

Как я поднимался из долины,
Из её туманов, к солнцу и свету...
Костёр на краю луга...
Картошка в золе...
Лодочная станция на реке у озера...
Южный Крест,
Дальний Восток,
Крайний Север,
Дикий Запад,
Великое медвежье озеро!


Острова Тристан де Кунья.
Дельта Миссисипи.
Стромболи.
Старинные особняки Шарлоттенбурга.
Альбер Камю.
Свет утренней зари.
Невинный взгляд ребёнка.
Купание в водопаде...
Сверкающие брызги первых капель дождя.
Солнце.
Хлеб и вино.
Прыгать на одной ножке.
Пасха.

Прожилки на листьях.
Колыхание трав.
Разноцветные камни.
Галька в ручье.
Белая скатерть сохнет на улице.
В доме мечта о доме.
Кто-то спит в соседней комнате.
Безмятежность воскресного дня.
Горизонт.
Свет из комнаты...
Падает в сад.
Ночной самолет.
Езда на велосипеде без руля.
Прекрасная незнакомка.
Мой отец.
Моя мать.
Моя жена.
Мой ребёнок.


Sunday, 26 November 2006

"Небо над Берлином" Вендерса: диалог ангелов



Диалог ангелов при встрече: Кассель достаёт блокнот и читает.

Кассиель: Восход солнца - 7:22; заход 16:28. Восход луны в 19:04. Сегодня 20 лет назад советский самолет потерпел аварию над Шпандау. 50 лет назад проходили Олимпийские игры. 200 лет назад Николя Бланшар пролетел над городом на воздушном шаре.

Дамиель: Так недавно делали перебежчики. А сейчас?

Кассиель: Человек, прогуливаясь по шоссе Лилиентайле, постепенно замедлил шаг и посмотрел через плечо в пустоту.
В почтовом отделении 44 мужчина, решивший сегодня свести счеты с жизнью, выбрал редкие марки для своих прощальных посланий – для каждого разные. Позднее, на Мариенплац, он разговорился по-английски с американским солдатом. Впервые со школьных лет он довольно бегло говорил по-английски.
В камере Плотцензее заключенный, перед тем, как разбить голову о стену, сказал: „Сейчас”.
На станции „Зоопарк” дежурный вместо того, чтобы объявить название станции, внезапно крикнул: 'Tierra del Fuego!'

Дамиель: Красиво.

Кассиель: В Римингее старик читал ребенку „Одиссею”. Маленький слушатель перестал моргать... А что ты расскажешь?

Дамиель: Женщина на улице внезапно одним щелчком закрыла зонтик во время дождя, чтобы промокнуть.
Школьник рассказывал учителю, как прорастает из земли папоротник – учитель был изумлен.
Слепая женщина, искавшая ощупью свои часы, ощутила моё присутствие...

Дамиель: ...Это так чудесно - быть только духом, духовным свидетелем духовной жизни людей. Но, знаешь, иногда мне надоедает быть бесплотным. Вместо того, чтобы вечно парить над миром, я бы хотел ощутить свой вес, забыть о своей безграничности, почувствовать земное притяжение. При каждом шаге, при каждом порыве ветра я хотел бы говорить „Сейчас! Сейчас! и Сейчас!” вместо „с тех пор” и „навсегда”.
Сидеть за одним карточным столом с игроками, чтобы тебя приветствовали хотя бы кивком.

В чем бы мы ни участвовали – это всегда всего лишь видимость, притворство. Мы делали вид, что участвовали в соревнованиях борцов и вывихнули бедро. Мы притворялись, что ловим рыбу.
Мы притворялись, что сидим за столом, пьем и едим...
Делали вид, что нам нравится жаркое и вино, которое нам подносили в знойной пустыне.
Всё было лишь видимостью.

Не то, чтобы я просил о возможности посадить дерево или родить ребенка. Но было бы неплохо прийти домой после долгого рабочего дня, как Филип Марлоу, и накормить кота.
Почувствовать, как поднимается температура. Испачкать пальцы прикосновением к утренней газете. Иметь возможность восхищаться не только духовными проявлениями, но и вкусным обедом, линией шеи, рисунком уха. Лгать без зазрения совести. Ощущать, как твой скелет двигается при хотьбе.
Наконец догадываться, а не знать наперёд. Иметь возможность сказать „А! О! Ах!” вместо „да” и „аминь”...

еще о фильме - здесь.

Saturday, 18 November 2006

"Еще раз про любовь" / Yeshchyo raz pro lyubov / Once Again for Love (1968)


Я мечтала о морях и кораллах.
Я поесть хотела суп черепаший.
Я шагнула на корабль, а кораблик
оказался из газеты вчерашней.

То одна зима идет, то другая.
За окошком все метель завывает.
Только в клетках говорят попугаи,
А в лесу они язык забывают.

А весною я в разлуки не верю,
И капели не боюсь моросящий.
А весной линяют разные звери.
Не линяет только солнечный зайчик.

У подножья стали горы - громады.
Я к подножию щекой припадаю.
Но не выросла еще та ромашка,
На которой я себе погадаю.


Фильм мне понравился, но не очень. Почему-то не люблю Татьяну Доронину. Уж слишком актриса, помнящая всегда, что она – актриса. А еще в фильме на диво бодро бросают реплики – театрально, едва дождавшись, пока собеседник «бросит» свою... Совершенно согласна со стариной Холденом:

"Вообще, по правде сказать, я не особенно люблю ходить в театр. Конечно, кино еще хуже, но и в театре ничего хорошего нет. Во-первых, я ненавижу актеров. Они ведут себя на сцене совершенно непохоже на людей. Только воображают, что похоже. Хорошие актеры иногда довольно похожи, но не настолько, чтобы было интересно смотреть. А кроме того, если актер хороший, сразу видно, что он сам это сознает, а это сразу все портит.
...Плохо то, что я обязательно должен прочесть пьесу сам, про себя. Когда играет актер, я почти не могу слушать. Все боюсь, что сейчас он начнет кривляться и вообще делать все напоказ.

Понимаете - один еще не успеет договорить, а другой уже быстро подхватывает. Как будто настоящие люди разговаривают, перебивают друг дружку и так далее. Все портило то, что все это с л и ш к о м было похоже, как люди разговаривают и перебивают друг дружку в жизни".


...А читать пьесу Эдварда Радзинского «104 страницы про любовь» (по которой снят фильм) интересно – интонации и паузы выбираешь сама. Только вот Наташу представляла никак не дородной Дорониной.

цитаты из пьесы (в фильме - почти дословно воспроизведены):


Евдокимов: Иногда вдруг отчетливо понимаешь, что жизнь проходит. И довольно быстро. Люди смешны. Вот если я потерял два рубля – я огорчусь. А каждую секунду мы теряем секунду жизни.

Евдокимов: Кстати, стихи были довольно дрянные. Вам всегда нравятся дрянные стихи?
Наташа: А может быть, этот товарищ писал их от чистого сердца? Может быть, у него просто не получились хорошие?

Евдокимов: Человек – не тот, кто он есть на самом деле, а тот, кем он мечтал стать. Просто в силу тех или иных причин часто что-то не получается в жизни. А вот встретишь незнакомого человека – и ничего он о тебе не знает, и ты можешь держать себя с ним так, будто все у тебя вышло. С незнакомыми людьми легко.

Наташа: Хорошо бы все люди лет на пять замолчали. Вот тогда у всех-всех слов появился бы снова большой смысл. Непонятно? Вот когда я думаю – понятно, а говорить не умею.


Наташа: Не люблю, когда целуются на улицах. Вообще не люблю, когда что-то афишируют.

Наташа: Просто всем знакомым на праздники я посылаю открыточки. Людям приятно, когда о них помнят. В жизни не так уж много тепла. Вот в прошлый Новый год я послала девяносто две открытки.
Карцев: Восторженная дуреха!


Наташа: ...С этой минуты ты уже живешь одна. И ты начинаешь смеяться, и сама уже веришь, что тебе теперь все до лампочки! И твой девиз теперь: "выдержка, выдержка и еще раз выдержка"… Но иногда бывает очень трудно… Идут девчонки с цветами. Ты тоже идешь с цветами. Только ты их сама себе подарила… Но самое трудное – это жить без кумира. Даю тебе слово, ужасно трудно…

...никому не интересно слушать о чужих несчастьях. У людей своих хватает.

Евдокимов:
...Время стекает со стрелок часов,

А часы все бормочут насмешливо.
Дальше я еще не сочинил. Там будет кусок о нежности. Нежность. Ее все время стыдятся. Ее прячут далеко в боковой карман. И вынимают в одиночестве по вечерам.
Чтобы посмотреть, как она истрепана за день – наша нежность. И еще о смерти… "Не бойтесь смерти. Смерть, – это так, добродушный сторож в парке, который сгоняет со скамеек засидевшихся влюбленных. А они не хотят уходить, а смерть все причитает надоевшим голосом: "Попрошу на выход, закрывается".

Ты грустная девушка, я тоже грустный. Двое грустных – это уже коллектив. А вот, по-моему, мы все должны быть веселыми, как утренние воробьи. Как скворцы в мартовской роще…

Наташа: У тебя всегда было в жизни все… не плохо. А вот у него – не вышло. Не все люди такие сильные, как ты… Но с возрастом, наверное, у всех появляется потребность уважать себя. У него – тоже… Я не понимаю, о чем он вас просил. Но он просил. А ты на него плюнул.
Евдокимов: Закончила, да?
Наташа: Ну что с тобой говорить? В тебе есть один… дефект: ты совершенно, ну ни капельки не умеешь жалеть людей. Это потому, что тебя еще ни разу не трахнуло в жизни. Вот когда-нибудь разочек трахнет… и ты сразу станешь все понимать.



...Впрочем, жаргон – это язык шиворот-навыворот. Это язык молодости. Однажды мы заговорим правильно – и это будет означать, что молодость прошла.

Thursday, 16 November 2006

Интервью Фанни Ардан о фильме "Натали"/ Fanny Ardant about Nathalie...

14 июля 2004г., г. Киев
Вопрос: Каковы были Ваши первые чувства после прочтения сценария?

Фанни Ардан: Сценарий меня совершенно очаровал по нескольким причинам. Он рассказывает реальную историю. Он захватывает нас, и нам хочется узнать, как же он закончится. Для начала в нем присутствует тема измены, ситуация знакомая каждому, включая и меня саму. Это типичный французский сюжет, неблагоразумный поступок, но жена отнеслась к этой ситуации, как будто ей вонзили нож в сердце. Мне также очень понравилось то, что в отношениях этой пары присутствует такая острота. Мне очень понравился борющийся характер Катрин. У сильных любовных отношений есть свои сложные периоды, свои кризисы, и обычно люди закрывают глаза на подобные обиды. Но эти компромиссы не могут убить любовное чувство, которое связывает эту пару. Когда Катрин узнает, что ее муж неверен ей, она могла бы отнестись к этому, как обычная женщина, и сказать себе: "Не я первая и не я последняя. Я смирюсь с этим и просто переверну страницу". Но Катрин отказывается запираться в комнате ожидания смерти. Никогда не сдаваться - вот основное человеческое качество.

В: Вы понимаете эту женщину. Вы ей симпатизируете?

ФА: Да. Я никогда не могла бы ассоциировать себя с женщиной, которая в подобной ситуации руководствовалась бы жадностью, амбициями или сексуальной фрустрацией. Эта женщина, которая существует только ради любви, очень затронула меня своей щедростью. Многие думают, что любовь - это для молоденьких девочек, однако, Катрин является зрелой, успешной женщиной. Это прекрасно, когда любовь поглощает интеллектуалов и искушенных людей.

В: Отношения этой пары были очень прочными?

ФА: Они прожили вместе тридцать лет. Они разделяли все, они были как два пальца на одной руке. Мне очень понравилась сцена, когда они встречаются в баре. Позже по сюжету фильма, они вновь разжигают пламя своей любви, выпивая вместе вино, это очень чувственная сцена.

В: Как почувствовала себя Ваша героиня, когда узнала, что муж ей изменяет?

ФА: Это был как удар грома для нее. Это просто ужасно узнавать, что твой супруг изменяет тебе, в то время как ты ничего и не подозревала. И это было еще ужаснее, когда ее муж просто пожал плечами, говоря, что это совершенно нормально, как будто бы это и есть судьба всех долгосрочных отношений. Возможно, он и не был так уж неправ. Пары могут убить свою любовь. Вся литература полна подобными примерами. Мадам Дюра сказала: "Ни один муж не может противостоять незнакомке, которая входит в бар".

В: Но для мужчин небольшое любовное приключение по-настоящему не считается!

ФА: В этой истории, это не просто случайная измена мужа, который предположительно является верным, добрым и внимательным супругом. Эта женщина с горечью узнает, что после двадцати лет, проведенных вместе, она никогда не имела доступ к сексуальной стороне своего мужа, да и к своей сексуальности тоже. И это было для нее шоком. Именно поэтому она позволяет себе начать отношения с Натали. Сексуальность развивается. Достаточно странно, несмотря на то, что мы живем в эпоху полной сексуальной свободы, когда порномагазины находятся на каждом углу, у многих пар по-прежнему создаются лицемерные и хрупкие отношения, наполненные всяческими табу.

В: Как Вы объясняете ее реакцию на "предложение" Натали ее мужу?

ФА: Это не был полностью предумышленный поступок. Она вдруг поняла, что разговаривает с девушкой в баре, куда случайно зашла. Она говорит Натали: "Я думаю, что ты показалась бы привлекательной моему мужу. Я заплачу тебе, но ты должна мне все рассказывать". Соглашение носит несколько извращенный характер, так как оно имеет сексуальный и скрытый оттенок. Но она настаивает на том, чтобы девушка все ей рассказывала, в обратном случае, ей придется молить о чуде.
В: Характер Вашего персонажа очень сложен. Это не просто история женщины, которая решила отомстить.

ФА: Да, это правда. Я часто размышляла о том, как люди начинают сомневаться в себе, когда их жизнь начинает рушиться. Когда муж обманывает свою жену, она начинает ругать себя, говоря: "Это все из-за того, что я недостаточно хороша в постели. Я плохо одетая домашняя хозяйка - неудивительно, что он пошел искать удовольствий на стороне". Редко можно услышать: "А достаточно ли я любила его? Может быть, я его слишком много пилила?" Встретившись с Марлен, Катрин входит в совершенно иной мир, мир, который она не понимала. Ей было очень сложно выражать свои сексуальные чувства. Она слушает рассказы другого человека, и эти сексуальные переживания приводят ее в панику. И это великое чудо кино и литературы - вас может очень глубоко затронуть история мадам Бовари, но вы никогда не сможете создать сюжет, придуманный Флобером!

В: Значение эротических отношений между Натали и мужем Катрин также связано с мужчиной, с которым она вместе спала!

ФА: Тот факт, что Натали так хорошо описывала их отношения, делал их настолько притягательными. Когда ты придаешь чему-то форму, ты либо можешь сделать это очень ценным, либо отбросить это как что-то ненужное. Последствия сексуальных отношений отдаются сильным эхом, и это является одним из самых сильных моментов фильма. Эта женщина не была молоденькой девственницей, которая падает со стула, услышав все эти эротические детали. Они производят на нее сильное воздействие, причиняя смущение и боль. Слова делают предательство ее мужа еще более жестоким и еще больше отдаляют ее от него.

В: Нет ли у Вас ощущения, что Катрин приносит жертву?

ФА: Нет. Это вовсе не так, если бы подруга сказала ей: "Я знаю, чем занимается твой муж". Это приносит только страдания и унижения. Пока она контролирует ситуацию и ведет игру, она может терпеть боль своих ран и страданий, но она не оказывается униженной. С точки зрения наших общественных табу многие женщины могли бы сказать: "Мой муж может мне изменять, но не хочу знать об этом". Она хочет как раз противоположного - знать все. И я сомневаюсь, что кто-либо, переживший подобную ситуацию, захочет поступать так же. Можно спастись, только собрав себя в кулак, обладать воображением. Это совет всем обманутым женам!

В: В конце Катрин превращает грустную историю в удивительный опыт знакомства с другой женщиной.

ФА: Для нее было очень важно испытать удовольствие с другой женщиной и слушать ее. Сложные отношения между двумя этими женщинами позволили каждой из них спасти какую-то часть своей жизни. Их отношения носят конфиденциальный характер, их влечение не гетеросексуально и не гомосексуально, оно просто сексуально. Катрин выбрала ее не потому, что она была какой-то женщиной, а потому что она была Марлен. Они распахнули эти двери не для того, чтобы болтать о вязании или о приготовлении еды - они были вместе, чтобы обсуждать секс, и обсуждать секс совершенно уникальным образом. Когда они встретились в ночном клубе и выпили мартини, им стало очень хорошо. По мере следования своему плану они помогали друг другу.

В: Изначально каждый из трех героев очень одинок.

ФА: Да, и здесь мы ближе всего приближаемся к реальности. Наше общество никогда не говорило о сексуальности так открыто. Будь это на приеме у психоаналитика, в телевизионных ток-шоу, в фильмах, которые становятся все более и более откровенными. Но, самое любопытное, что сексуальность всегда остается чем-то немного тайным, неясным и неизвестным. Наша сексуальная жизнь всегда спрятана, и даже если мы вытаскиваем ее на обозрение публики, она никогда не будет отражением правды. Когда мы стали публично обсуждать тему презервативов, стало очевидно, что большинство молодых людей не использует их потому, что они либо смущаются, либо относятся к ним по-ханжески, и мы не знаем почему. Можно подумать, что люди становятся все более и более свободными. Как бы не так. "Опасные связи" и другие свободные произведения ничего не изменили.

В: Находятся ли герои этого фильма в поиске страсти?

ФА: Поиск, на самом деле, является преследованием иллюзии, и именно это преследование, в конце концов, доставляет им удовольствие. Если вновь обратиться к Маргарите Дюра, то она сказала, что желать любви уже означает само по себе обладание любовью. Напряжение, надежда и страсть являются сильнее реальности. Этот фильм об этом. Это французский фильм. Я вновь открыла для себя ту же спрятанную боль Маркизы де Мертель в "Опасных связях". Это тихое страдание в очень красивой форме можно найти в Мариво и людях, которые купаются в своем страдании. Выражения и мысли всегда должны передавать основные желания. Тогда язык достигает идеального уровня. А под руководством Катрин, это становится удовольствием.

В: "Ревность является мужским рефлексом", - говорит Катерин. А что является рефлексом для женщин?

ФА: Ревность - это как приз, который предлагается женщинам. Корона любви. Кармен, одна из величайших любовниц на мировой сцене, не была ревнивой. Ревность позволяет открываться самому невероятному поведению. Некоторые люди никогда не признают, что являются ревнивыми. Считая ревность потерей чувства собственного достоинства, они предпочитают скорее умереть, но не задавать ревнивых вопросов своему супругу. Другие без всякого колебания обыскивают карманы и спрашивают "Что это за телефонный номер?". Катрин случайно узнает, что ее муж изменяет ей. С этого момента она становится одержимой. Когда Бернар болтает на вечеринке с молоденькой азиатской девушкой со своей работы, Катрин убеждена, что малейшая улыбка со стороны женщины приведет к тому, что ее муж окажется в объятиях этой женщины.

В: У Катрин были собственные любовные похождения. В конце вечера она преследует бармена, чтобы переспать с ним.

ФА: Марлен прививает ей этот вкус свободы. Она пробуждает ее тело, ее желания. Интрижка с барменом никогда бы не случилась, если бы Катрин не попала под соблазнительное влияние атмосферы бара с его девушками, обладающими сексуальными телами. Она сказала себе: "Жизнь не должна быть все время серьезной. Я могу найти себе парня, чтобы повеселиться с ним, если захочу". Ее мотив отличается от мотивов, которые движут ее мужем. К счастью, она не переспала с одним из друзей своего мужа!

В: Мы узнаем, что в жизни Катрин была любовь, которая была даже еще сильней ее любви к Бернару.

ФА: В каждой женщине есть что-то от гёрл-скаута и что-то от проститутки. Когда мы узнаем о прошлом Катрин, мы как будто меняем призму в калейдоскопе. Это показывает, насколько мало, на самом деле, мы можем о ком-то что-то знать. Посмотрите, как Марлен отреагировала, когда Катрин рассказала ей об этом - как будто она увидела марсианина в костюме от Кристиана Диора. В этом фильме нет односторонних карикатурных образов, ни муж, ни жена, ни любовница таковыми не являются. Я также подумала, что Юдит Магре была идеальна в роли матери - мы все время осознаем, что в семье присутствует некое безумие! Этот фильм напоминает мне шутку: женщина спрашивает мужчину "Ты хотел бы переспать со мной и сохранить это в тайне или же я не буду спать с тобой, и ты сможешь хвастаться, что мы переспали?"

В: Как Вы подошли к исполнению роли вашего персонажа?

ФА: Мы много работали вместе с Анной Фонтейн над тем, чтобы определить до мелочей особенности характеров наших персонажей. Мы не хотели, чтобы Катрин была таким "картонным" персонажем, и мы не хотели, чтобы она потеряла тот налет таинственности. На самом деле, я не знаю своего персонажа хорошо. Оставив все немного в тумане, я могу двигаться с помощью инстинкта и соединиться со своим персонажем на интуитивном уровне.

В: Каково было работать с Анной Фонтейн?

ФА: Я люблю работать с режиссерами, которые не подбирают актеров по амплуа. Иначе мы бы просто повторяли одни и те же свои роли. Работая с Анной, актеры чувствуют себя защищенными. Она быстра, язвительна, иронична и визуальна. Она режиссирует в очень чистой манере, ей достаточно использовать одно слово, чтобы исправить какое-то выражение или движение. Наши персонажи были бы фальшивыми, если бы она не руководила бы нами. Хороший режиссер заставляет актеров работать в строгих рамках. Нас заставляют сомневаться и задавать себе самим вопросы на протяжении съемок, но если бы это приносило мне больше удовлетворения, чем боли, я бы не стала этим заниматься. Пара Фонтейн-Фиши - просто потрясающая. Их сценарий был добросовестным и тщательным.

В: Расскажите нам о других актерах.

ФА: Эммануэль и я дружим с тех пор, как мы снимались в "Восьми женщинах". Я уже знала, что мне нравилась ее смешение силы и хрупкости. И я была поражена ее потрясающей щедростью. Мне очень нравится работать вместе со щедрыми актерами. Там есть и быстрые взгляды, и эти неожиданные улыбки. Мне очень спокойно вместе с ней. Может казаться, что Жерар присутствует везде, но в то же время он всегда на своем уровне. Он затрагивает в своей игре правду и свои эмоции. Однажды он сделал замечание, которое отложилось у меня в памяти: "Я лезвие травы". Это идеальная аналогия, актеры имеют глубокие корни, как у травы, но в то же время их может унести ветром.

Wednesday, 15 November 2006

"Натали..." / Nathalie... (2003)

Роскошная Фанни Ардан (Fanny Ardant) – изысканна, утонченна даже в страдании; эти черные глазищи… Для обрамления – Жерар Депардье (Gérard Depardieu) и Эммануэль Беар (Emmanuelle Béart) – оба хороши и сами по себе, но здесь – только рамка для драгоценной картины – для Фанни.
Фильм – как красное вино. В скобках замечу, что благодаря неизвестно откуда возникшему умению «читать» фильмы «еще до начала» - обещанной анонсами интриги, которую можно узнать, лишь досмотрев до конца – не вышло. Мне всё было ясно сразу. Но смотреть – не меньшее удовольствие.

Истинно французское кино – неспешность, акцент на паузах, взглядах, словах. Красивое решение банальной житейской ситуации. 30 лет брака; взаимные ложбинки-выпуклости-трещинки – скучны до отвращенья. Громом среди ясного неба для неё: он – неверен. Какая прозаическая ситуация… Но она не пожимает плечами и не смиряется. Но и не закатывает сцен. Что сделает она – если это сильная женщина Катрин в «прочтении» божественной Фанни Ардан?.. Утонченная месть. В этом – Мадлен-Натали-Беар – прекрасная партнерша.

Слова! Они возбуждают, причиняют боль и ввергают в смущение. Невероятный эротический накал – без единой откровенной сцены. Очень чувственный фильм. В нем так много всего – одиночество; шоры сексуальных табу; освобождение, надежда и страсть.

В своем интервью о съемках в фильме «Натали» Фанни Ардан сказала: «Этот фильм напоминает мне шутку: женщина спрашивает мужчину: «Ты хотел бы переспать со мной и сохранить это в тайне, или же я не буду спать с тобой, и ты сможешь хвастаться, что мы переспали?»

Tuesday, 14 November 2006

Мазохизм как метафора боли и одиночества. «Пианистка» / La Pianiste / The Piano Teacher (2001)

Изабель Юппер: Сразу после завершения съемок «Пианистки» я отправилась в одно венское кафе, в котором два часа слушала музыку, естественно, игру на рояле. Физически я чувствовала себя немного уставшей, но вообще все было в порядке. Я испытывала облегчение, некоторую опустошенность, рассеянность — вероятно, в таком состоянии находится спортсмен, добившись успеха. На следующий день я вернулась в Париж. Я никогда не боюсь, что роль раздавит меня или начнет меня преследовать. Боюсь чего угодно, но не этого. Я понимала, что в таком фильме, как «Пианистка», я была постоянно на краю пропасти. В подобных обстоятельствах я стараюсь не заглядывать в нее. Это всего лишь работа, сумма трудовых усилий.
(из статьи)

"Юппер демонстрирует мощную актерскую игру. Эта роль - одна из лучших в ее карьере. Она требовала проникновения на территорию, куда решились бы пройти лишь самые отважные актеры".

- Стивен Холден, Нью-Йорк Таймс / Stephen Holden, The New York Times

Драма, снятая великолепным Михаэлем Ханеке по роману знаменитой австрийской писательницы Эльфриды Елинек (Elfriede Jelinek) – произведению, в корне меняющему стандартные понятия о рамках дозволенного в женской сексуальности. В то же время, писательница подвергает критике богатое музыкальное наследие собственной страны, подчеркивая самоотрицание, крушение надежд и чувство неудовлетворенности, присущее обучению одаренных музыкантов с его жесткими рамками дисциплины.

Эрика (Изабель Юппер) – уважаемая профессор в Венской Консерватории. Ей за сорок и живет она в состоянии нездоровой взаимной зависимости с патологически властной матерью (Ани Жирардо). Жесткая, требовательная, подчас даже жестокая со своими студентами, Эрика сбрасывает напряжение посредством, мягко говоря, нестандартных сексуальных утех: смотрит жесткое порно, режет собственное влагалище бритвой, подсматривает за парочками, занимающимися сексом в машинах...

Эрика знакомится с Вальтером (Бенуа Мажимель), молодым одаренным пианистом, которого не пугает её холодная суровость. Он становится её учеником, а Эрика буквально замораживается в целях самозащиты, ошарашенная дерзостью и талантом юноши. А потом вступает с ним в странные отношения...

Фильм Михаэля Ханеке (Michael Haneke) поразителен: так смело, без доли сентиментальности, проанализировать - препарировать - трагические отклонения, чудовищные формы, которые принимает женская сексуальность. Чистая психопатология.
Деспотичная мать, изувечившая свою дочь; на ней паразитирующая. Дочь – невероятно страстная женщина, но в силу жизненной ситуации, загнавшая чувства так непоправимо глубоко, что, вырываясь, они принимают совершенно извращенные формы – маркиз де Сад просто плачет, как ребенок.

Фильм прозрачен: с самого начала, с первых кадров Ханеке дает нам понять, кто есть кто; поясняет, почему Эрика такова, какой предстает перед нами.

Мамаша – монстр; Анни Жирардо (Annie Girardot) – блистательна (глядя на неё в этой роли вспомнила легенду, что у актеров нет своей души – точно). И этот монстр порождает монструозную дочь. (О том, как справилась с ролью Юппер / Isabelle Huppert - эпиграф).

Сначала Эрика вызывает жалость. Потом – страх и отвращение. Сцена с героем Мажемеля в туалете – самая отвратительная из всех, виденных мной в кино – разве что после сцены из «Жестяного барабана». Но Вальтера как-то не жаль: слишком поверхостен и самодоволен, сконцентрирован на себе. Не мудрено, что он так жестоко ошибся в Эрике!
В связи с фильмом вспомнила: «И между ними связь музыки - самой утончённой похоти чувств...", из "Крейцеровой сонаты". Но потом подумала, что к данной истории эта фраза непреложна.


Когда картину привезли в Москву, в двухсотместный зал кинотеатра "35 мм" на пресс-показ набилось чуть не полтысячи жаждущих зрелища профессионалов. Выдержав штурм и задыхаясь, фестивальный народ во время просмотра нервно похохатывал. Когда кто-то выразил недовольство поведением коллег, одна парировала: "А что, мы плакать должны?"

- Как вы думаете, - спрашиваю я у Изабель, - это естественная защитная реакция?

- Смеются некоторые и во Франции. Почему нет? В фильме много иронии, это трагедия, но без пафоса и с оттенком фарса. В фильме действительно много смешного. Это не просто провокация или стилистическое упражнение. Это сюжет, который ждет ответной реакции, особенно со стороны женщин. И есть характеры, с которыми можно идентифицироваться - хотя бы мать, которая подавляет свою дочь и непрестанно вмешивается в ее любовные отношения. Разве это не знакомо в той или иной мере каждой зрительнице?

- Считаете ли вы свою пианистку феминисткой?

- Фильм поставлен по роману австрийской писательницы Эльфриды Елинек. Она больше чем феминистка, ее произведения - об эксплуатации механизма власти. Когда экранизировать эту вещь решил Михаэль Ханеке - режиссер экстремальный и радикальный - получился взрывной коктейль, сатира и мелодрама, сарказм и жестокость одновременно.

- Третьей компонентой коктейля оказались вы - актриса тоже достаточно радикальная. Вы сами занимались переводом на французский греческих трагедий. Не есть ли "Пианистка" образцом современной трагедии?

- Чистая трагедия в наше время вряд ли возможна. Только трагифарс.

(Задавая этот вопрос, я вспомнил лекции во ВГИКе, которые читала по теории литературы и театра Ольга Игоревна Ильинская. Изабель Юппер отвечает ее словами, хотя во ВГИКе не училась).

- Феминистский трагифарс?

- С моей точки зрения, фильм шире стандартных определений. В нем есть феминистский дискурс, но речь идет не только о подавлении женщины мужчиной или даже мужчины женщиной и женщины женщиной (так в фильме), а об универсальном механизме власти. Моя героиня Эрика хочет изменить систему и не видит в своем партнере индивидуальности. Она думает, что он представляет всю систему, и в этом ее заблуждение.

- Некоторые считают картину студией мазохизма...

- Не думаю. Мазохизм здесь - метафора боли и одиночества. Эрика - не извращенка, не монстр. Ящик с инструментами под постелью героини скорее символичен: это как секрет, который зарывают в землю маленькие девочки. Эрика - взрослая женщина и одновременно девочка, подавленная своей матерью: перефразированная тема бергмановской "Осенней сонаты".

- Она девственница? Что она делает, закрывшись в ванной, с помощью бритвы? Эту сцену все поняли по-разному.

- Не знаю точно, девственница ли она. Сцена может иметь много разных интерпретаций. Возможно, Эрика пускает себе кровь, чтобы убедить себя в том, что не может заниматься любовью, имитируя менструацию. Может быть, ее отец был евреем, и она делает нечто вроде обрезания: ведь символически она берет на себя роль мужчины, доминирующего над своим партнером.

*
Михаэль Ханеке о "Пианистке" в интервью (2001)

*
Интересные подробности о фильме:

- Роль матери Эрики изначально была рассчитана на Жанну Моро.

- Изабель Юппер 12 лет обучалась игре на пианино; она сама играет в фильме. В рамках подготовки к съемкам, Юппер возобновила занятия музыкой за год до начала съемок.

- Образ матери Эрики Эльфрида Елинек «списала» с собственной матери.

**
Сканирование и spellcheck – Е. Кузьмина http://cinemotions.blogspot.com/

Из "Натали" - о Бенуа Мажимеле и "Пианистке".
Бенуа Мажимель (Benoît Magimel) дебютировал в кино в двенадцатилетнем возрасте. Увидел объявление в газете, отослал данные о себе, и его утвердили на роль. Фильм заметили, девочки начали узнавать Бенуа на улицах, а режиссеры стали предлагать новые роли.

В юношеские годы он успел вдоволь насниматься и приобрести соответствующий опыт. К слову, Мажимель так нигде и не получил актерского образования. "Я учился во время съемок и очень много брал от режиссеров, с которыми работал", — говорит он.

Мажимель хорошо усвоил два правила: не страшно сниматься с маститыми актерами, намного ужаснее оказаться на одной площадке с плохими исполнителями; и второе: не важно, какой сценарий тебе предлагают, главное — что из себя представляет режиссер. Поэтому Бенуа с радостью согласился сниматься у Михаэля Ханеке в "Пианистке": "Я мечтал работать с ним, хотя не очень хотел сниматься в фильме с таким сюжетом. Прочитав сценарий, я почувствовал что-то вроде отторжения — мой герой встречает женщину, которая не способна любить..."

Работа над ролью оказалась нелегким испытанием для Бенуа. Ему пришлось научиться играть на фортепиано (актер занимался по пять часов в день в течение трех месяцев, хотя в результате на экране музицировал всего минуту). Но настоящим мучением для Бенуа стали съемки сексуальных сцен. "В одной из сцен моего героя должны были снимать крупным планом в течение четырех минут, — рассказывал актер. — В этот момент партнерша доставляла ему удовольствие необычным способом. Знаете, когда читаешь такой сценарий, сразу задаешь себе вопрос: а что я буду играть во время этих четырех минут?"

Эротические эпизоды снимали тяжело — было сделано около сорока дублей. Больше всего Бенуа беспокоился, как бы не выглядеть смешным на экране. "В фильме есть различные ситуации, весьма абсурдные. И сексуальные сцены даже в какой-то мере скабрезны. Когда обнажаешься, показываешь свое тело, конечно, можно дойти и до смешного". Однако Мажимель с достоинством справился с испытаниями. За что и был назван жюри Каннского фестиваля лучшим актером 2001 года.

Friday, 10 November 2006

«Жестяной барабан» / Tin Drum / Blechtrommel, Die (1979)

Посмотрели «Жестяной барабан» Шлёндорфа (Volker Schlöndorff). Знаю – классика. Но как-то не сподобилась раньше.

По одноименному роману Гюнтера Грасса.
Оскар, от имени которого идет повествование и глазами которого мы смотрим на окружающую реальность, живет в Восточной Германии накануне и во время Второй Мировой. Уникальность этого жутковатого ребенка в том, что он, будучи до отвращения напуган жестокостью мира взрослых вокруг него, – решил не вырастать. В три года, прыгнув в лестницы, Оскар перестает расти. Мальчика-гнома повсюду «сопровождает» барабан, в который он начинает оглушительно колотить каждый раз столкнувшись с чем-то отталкивающим. Еще он умеет пронзительно орать - так, что вылетают окна и бьется стеклянная посуда. А его злобные и циничные комментарии о безумной реальности добавляют ощущения бесконечной абсурдности – ведь их делает маленький мальчик с огромными пугающими глазами.
И этот Оскар видит ужасы фашизма, переплетенные с кошмарными событиями в его собственной семье.
У меня было чувство, словно я очутилась в чьей-то галлюцинации – человеческая жестокость, доходящая до безумия, в большом (фашизм) и малом (семья Оскара). Впечатление производит убийственное. По-моему, именно этот оттенок абсурдности делает фильм выносимым.
А «эротические» сцены! Это самое мерзостное и уродливое, что мне доводилось видеть. Как и эпизоды ловли и последующего безудержного пожирания угрей – как я поняла, дама таким оригинальным способом покончила с собой. Буэ.
Фильм – потрясение.

Wednesday, 8 November 2006

Кшиштоф Кеслёвский. О себе

(на фото: Krzysztof Kieślowski - on the farm - White, Warsaw, December 1992, by Piotr Jaxa)

Чтобы не забыть, многое я записываю – особенно ночью, когда приходят какие-то готовые решения. Мне всегда казалось, что надо бы что-то изобрести, чтобы человек мог, не просыпаясь, записать пришедшую в голову важную мысль. Утром всё забывается. И потом целый день думаешь: «Боже, как же там было?» И никогда не можешь вспомнить. В конце концов человек умирает, убежденный, что всё лучшее из придуманного им пропало, потому что исчезло из памяти.

**
Самым важным в восприятии искусства для меня является ощущение того, что мой собственный душевный опыт удалось сформулировать кому-то другому – в удачной фразе, пластическом образе или музыкальной композиции. В этот момент я по-настоящему счастлив. Без этого я не представляю себе гениальную книгу или гениальный фильм. Читаешь и вдруг на одной из страниц видишь фразу, которую, как тебе кажется, ты сам когда-то произнес. Это и есть признак настоящей литературы или настоящего кино – возможность на мгновение увидеть самого себя. И не важно, как ты это воспринимаешь – эмоционально или интеллектуально-аналитически.

...Моя цель – увидеть наш внутренний мир, то, что невозможно снять камерой. Цели этой достичь нельзя – к ней можно только приблизиться. Мне кажется, это главная задача искусства, и прежде всего – литературы. Есть несколько сот книг, позволяющих заглянуть в самые глубины человеческой души: романы Камю и Достоевского, пьесы Шекспира и греческих драматургов, проза Фолкнера, Кафки, любимого мною Варгаса Льосы – например, его «Разговор в «Соборе».

Кшиштоф Кеслевский. «О себе» ("O sobie")

Monday, 6 November 2006

«Скрытое» / Caché / Hidden (2005)


Потрясающий фильм одного из моих любимых режиссеров, австрийца-мизантропа Михаэля Ханеке.



Семья Лоранов ведет спокойную размеренную жизнь. Жорж (Даниэль Отей) - парижский интеллектуал. Его жена Анна (Жюльет Бинош) - редактор в крупном издательстве. Их 12-летний сын Пьеро учится в лицее и занимается плаванием.

Интересно, что героиня с таким именем (Анна Лоран/Anne Laurant) уже появлялась в фильме «Код неизвестен», и там её тоже играла Бинош. Причем партнером Анны также был Жорж, а ребенка (фильм в фильме) звали Пьеро.

Ханеке сделал Жоржа ведущим литературного ток-шоу на телевидении. (Комната в доме Лоранов, сплошь уставленная книжными стеллажами, напоминает телестудию с её бутафорскими книжными полками). Выбор профессии протагониста отчасти обусловлен сюжетом - надо было, чтобы Жоржа могли узнать через 40 лет. Мимоходом Ханеке язвительно посмеивается над «телеискусством» - изображая манипуляции с материалом по усмотрению телевизионщиков.

Когда-то сам Михаэль Ханеке снимал телевизионные фильмы. Но он отказывается поверить в возможности TV расширить горизонт зрителя: «Я не верю, что телевидение предоставляет нам так уж много информации о происходящем в мире. По сути, мы ничего толком не знаем. Мы видим изображения, которыми манипулируют – поскольку такого понятия, как объективное изображение, не существует, - однако нам дают иллюзию знания, осведомленности. Это крайне опасно, потому что в итоге нами манипулируют посредством иллюзии».



Однажды на порог дома Жоржа и Анны подбросили видеокассету. Кто-то часами записывает происходящее перед их домом. Кассеты приходят снова и снова, ничего не объясняя.

Потом - сопровождая кассеты, или почтой - начинают приходить рисунки: будто нарисованные ребёнком человечки (и петух) со зловещими красными пятнами у рта или горла.


За ними следят? Но кто и зачем? Естественно, супруги нервничают; Анна подозревает «фанатов» телепрограммы Жоржа; он думает о приятелях Пьеро... Обращаться в полицию бессмысленно, поскольку кассеты и рисунки не содержат прямой угрозы.



Вскоре пробуждается память и подсознание Жоржа, выпуская наружу воспоминания 40-летней давности, которые, ему казалось, он давным-давно подавил... Жоржа мучают кошмарные сны, где возникает темнокожий мальчик, запятнанный кровью... Жорж почти сразу понимает, кто и почему его преследует.
Михаэль Ханеке: «В фильме не столь важно, что именно произошло в прошлом, хотя те события стали катализатором, как то, каким образом Жорж реагирует сегодня. Дело в этом противостоянии».



Кассеты приобретают всё более личное содержание, доказывая, что тот, кто их присылает, Жоржа хорошо знает. Когда на очередной кассете оказывается родовое поместье, где прошло детство Жоржа (зловещие продолжительные кадры с открыточным видом старого каменного дома), он уже уверен, кто автор видеопосланий. Жорж едет туда, к престарелой матери, и пытается напомнить ей о давних событиях.

Прекрасна Анна Жирардо в маленькой роли прикованной к постели матери Жоржа.

Жорж: Не очень-то весело видеть тебя в таком состоянии.
Мать: В каком «таком»? Для своего возраста я неплохо держусь.
Жорж: Тебе не одиноко всё время сидеть дома?
Мать: А что такого? Чем отличается одиночество, когда можно посидеть в саду? Ты разве менее одинок в метро, чем в своих стенах? У меня есть домашний любимец и пульт управления к нему: если начнет болтать чепуху, я заткну ему глотку.

Жорж выпытывает, помнит ли мать о Мажиде. Однако она, как и сын, вытеснила из памяти неприятные воспоминания о предательстве арабского сироты.
Мать: Это было давно, и это плохое воспоминание. Тебе это известно лучше других...

Наконец, видеозаписи приводят Жоржа в бедный «спальный район» на улицу Ленина, где он находит скромную квартирку алжирца по имени Мажид (Морис Бенишу/Maurice Bénichou). Родители Мажида работали на семью Жоржа в 1961...
Мажид убедительно отрицает свою причастность к кассетам; но Жорж угрожает ему, требуя прекратить терроризировать его семью...



Однажды вечером домой не вернулся Пьеро – и отчаявшиеся родители, Анна и Жорж, обращаются в полицию – Мажид и его сын (Валид Афкир/Walid Afkir) арестованы. (Примечательно, что исполнители ролей Мажида и его сына уже встречались на съемках фильма того же Ханеке, "Код неизвестен").

Оказывается, что безмятежно-благополучная жизнь супругов - это лишь видимость, поверхность; при первом намёке на проблемы прорывается непонимание, взаимная враждебность, почти ненависть. Ханеке: «Мы должны помнить, что любые отношения невероятно хрупки».

Жорж пытается скрыть правду от жены – что выглядит довольно бессмысленно. Ханеке отмечает, что ложь – один из способов справиться с чувством вины. Как и забвение: «По сути, мы выживаем благодаря тому, что постоянно забываем о том, что и кому сделали в прошлом. Иначе жить было бы невозможно».



Фильм завораживает. Приковывает к экрану. С самого начала чудесным образом, без каких-либо обычных для триллера или фильма ужасов штучек (никакой напряженно-дребезжащей музыки, никаких визгов и вскриков) - нас погружают в атмосферу страха, необъяснимого; в душный кошмар. Почти незаметно, неощутимо – разверзается драма семьи; словно четное пятно разъедает жизнь Жоржа. Медленно, деталь за деталью, проясняется история жизни Мажида и всплывает то, что именно сделал с ним Жорж.
Социальная позиция фильма недвусмысленна, но выражена так тонко, что прежде всего возникает вопрос личной ответственности.

Анна в исполнении Бинош кажется более уравновешенной, чем её муж; но постепенно становится свидетельницей всплывающих тайн Жоржа – Анна напугана и потрясена его потаённой жестокостью и подлостью... Задетый происходящим в семье, Пьеро начинает выказывать признаки недоверия в адрес родителей; отдаляется от них. Даниэль Отей прекрасен в роли отталкивающего типа, издерганного страхами и воспоминаниями, совесть которого изъедена черными дырами так упорно отрицаемой вины; пытающегося защитить своё уютное существование.



Нашла и перевела интервью с Ханеке о "Скрытом".

Чувство вины Франции за оккупацию Алжира в 1950-1960 и парижские события 1961 года, когда во время подавления арабской акции протеста 200 человек утонули в Сене – вот основа драматической коллизии «Скрытого». Режиссер фильма Михаэль Ханеке: «В истории каждой европейской страны, будь то Франция или Австрия, есть моменты, о которых не принято говорить. Каждая страна по-своему справляется с этими темными пятнами в своем прошлом. Мне, к примеру, не очень нравится, как воспринимают недавнюю историю австрийцы».

Свои воспоминания подавил не только Жорж - всё общество; та давняя демонстрация в 1961 – неприятное воспоминание.
Параллель между личным и политическим выглядит очевидной. Но Ханеке твердо настаивает, что в его задачи не входила постановка политического вопроса: «Меня больше интересуют истории жизни отдельных людей, судьба и случай; истории, в которых участвуют один или двое. Я не социальный работник. Меня интересуют не общесоциальные вопросы, но внутренние конфликты людей. Да, верно, некоторые аспекты жизни людей имеют политические измерения, но я смотрю на то, что делаю, не с точки зрения социологии, а как художник».


Ханеке утверждает, что в начале ХХI века во Франции стена недоверия между коренным парижанином с улицы Ирисов и парижанином-алжирцем с улицы Ленина такова, что сломать её не может даже кровопролитие.



Фильм длится 1 час 57 минут. В итоге вопрос о том, кто же делал видеозаписи, остается открытым. Может быть, Мажид из прошлого? Это его полудетские картинки, это он заглядывает в окна благополучного буржуазного дома Жоржа?



Смутило немного, что столь трагические события коренятся в обычной (часто встречающейся) детской ревности и жестокости... Я имею в виду, что на месте Жоржа многие поступили бы также.
Недавно прочла в одном блоге, как в детстве его авторши мать хотела удочерить другую девочку: «Она была такая, такая... Нежная, хрупкая, она все время танцевала, у нее были тонкие руки в голубоватых прожилках и кожа той белизны, которая бывает только у рыжих. Через несколько недель мы узнали, что девочка временно живет на попечении у очень старенькой бабушки, что у нее умерли родители, и что бабушка больше о ней не может заботиться, потому что ее саму отправляют в дом престарелых. А девочку - в детский дом.
Тогда мама сказала мне, что она хочет забрать девочку к нам. Начать процесс удочерения. Я не могла поверить своим ушам - делить маму? С конкурентом? Я вообще не хотела видеть в доме других детей. А новенькая была настолько неоспоримо лучше меня, что у меня просто не осталось бы никаких шансов на мамино внимание. Несколько недель прошли в состоянии открытого вооруженного конфликта, а потом девочку от нас забрали в детский дом. Больше я ее никогда не видела. Мама досталась мне».

А маленький Жорж в фильме вдруг узнаёт, что любовь мамы придется делить (взрослый Мажид с теплотой вспоминает мать Жоржа – она была добра к нему); ему грозит обрести сводного брата – и кого? Сына прислуги, алжирца! Вполне понятно, как ни цинично звучит, что всеми средствами Жорж пытается – и преуспевает в этом – избавиться от угрозы... Никакого чувства вины (насколько я понимаю, оно у Жоржа так и не возникает; его кошмарные сны - от страха) – всё ведь так естественно...
Другой вопрос, чтó чувствовал и пережил Мажид, который так не хотел уезжать в неведомый «казённый дом»... Его месть понятна, хотя у Ханеке, скорее, метафорична.

Открытый финал Ханеке допускает разные толкования. Сыновья Жоржа и Мажида вместе, мирно болтают. Это они делали видеозаписи? Или это был сын Мажида, который потом рассказал ему о давнем проступке Жоржа?

Михаэль Ханеке: «В моих фильмах всегда открытые финалы. Дети всегда наследуют проблемы своих родителей. Продолжит ли сын дело отца - покажет время».

В своём отзыве я использовала высказывания режиссера, приведенные в этой статье о фильме (перевод мой).

Saturday, 4 November 2006

Пять французских комедий и одна голливудская

Расскажу немного о свежих кино-впечатлениях.
Просто друзья /Je prefere qu'on reste amis/ (2005)

В ролях: Жан-Поль Рув /Jean-Paul Rouve, Жерар Депардье / Gerard Depardieu, Анни Жирардо /Annie Girardot.Прелестный фильм о двух людях – несхожих, как лёд и пламень - но ставших лучшими друзьями. Украшение фильма - Анни Жирардо в эпизодах, в роли матери главного героя.
(подробнее о фильме)

Женаты 7 лет /7 ans de mariageа (2003)
Хорошая комедия - о вошедшей в поговорки пресности и рутине семейной жизни, убивающей чувства и сексуальные желания. Отдалившись от жены, муж потихоньку увлекается невинными удовольствиями вроде порно-сайтов. Обратившись к другу-психологу за помощью и получив совет расшевелить жену – Алан так и сделал. И что из этого вышло... Гм. Близится роковая годовщина и в моей жизни:) (подробнее о фильме)

Если бы я был богат! /Ah! Si J'etais Riche (2002)
Саркастичная комедия о «простом труженике» Альдо (в исполнении Жан-Пьера Дарусена (Jean-Pierre Darroussin) - его часто видим во французских фильмах), "впаривающем" парикмахерам шампунь для волос, привлекающий ос в любое время года. Он выиграл в лотерею огромную кучу денег.

С женой назревает развод, да к тому же она, кажется, благосклонна к бывшему приятелю, а теперь и боссу Альдо! Лучше подождать, затаившись с деньгами, – решает новоявленный подпольный миллионер. Но такую кучу денег разве утаишь? (подробнее о фильме)

Ложь, измена и тому подобное... /Mensonges et Trahisons et Plus si Affinites ... (2004)

Невнятный фильм, который отнесу скорее к разочарованиям. Парень пишет автобиографии за всяческих знаменитостей, удовлетворяясь собственной анонимностью. Начинает писать автобиографию супер-футболиста, узнаёт, что с тем сейчас – девушка, что «не дала» когда-то в молодости... Бла-бла-бла... Честно сказать, уже и не помню деталей – скуШно; очень посредственно...

Искусство красиво расставаться /Un fil a la patte (2005)

Немного фарса, много суеты, беготни и театральности – в глазах рябит... Пригожая Эммануэль Беар демонстрирует нижнее бельё... Для ее поклонников фильм - находка. Я заснула на первой трети фильма...

Крик любви / Un Grand cri d'amour (1998)
Обожаемая мною Жозиан Баласко (Josiane Balasko) сняла искромётную комедию из жизни актеров – и снялась в ней сама.
Пара немолодых актеров-неудачников (бывшие муж и жена), шанс начать всё с начала, сыграв в спектакле – но они ведь ненавидят друг друга до визга! Раскаленная атмосфера, оплеухи всем, включая режиссера...
Жозиан Баласко в роли Жижи – просто чудо. В паре с ней отлично смотрится Ришар Берри (Richard Berry).
(подробнее о фильме)

Наконец-то посмотрела «Клетку для пташек» /The Birdcage (1996), о которой когда-то мне все уши прожужжал мой друг. На самом деле – славный фильм. Особенно порадовал неожиданный Хэнк Азария в роли шаловливо-эмоциональной "сестры".
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...