Tuesday, 31 October 2006

Правила успешного biopic'a и "Русское" (2004)

Когда-то давно нашла во «Власти» статью о так называемых biopics - фильмах-биографиях, столь любимых Голливудом. Я в то время была под сложным впечатлением (превалировало недоумение) после «A Beautiful Mind» и была ошарашена неожиданным подтверждением собственных эмоций, которые я затруднялась стройно изложить. Вот ядовитые характеристики успешного biopic’а, по «Власти»:

- Герой должен быть хорошо известен, но не канонизирован. Нет смысла создавать еще один фильм про Мэрилин Монро или Элвиса.

- Герой должен быть вздорной и неоднозначной личностью – с обилием вредных привычек, комплексами – неполноценности и прочими; с эгоистическими капризами и своеобразным взглядом на мораль. Обычный человек за все это заслуживал бы смерти, но образ гения без подобных штрихов был бы пресным.

- Лучше, если герой гибнет молодым, но неизлечимая болезнь тоже подойдет.

- Герой/героиня, поглощенные Делом Своей Жизни обязаны иметь множество жен/мужей или сексуальных партнеров.


UPD (16/02/09):
Biopic происходит от соединения двух английских слов biography (биография, биографический) и picture (картина, картинка). Получается «биографический фильм». Или «фильм-биография».
Этим крылатым словом журналисты от cinema окрестили многочисленные фильмы, повествующие о судьбах известных людей мира сего. Или, как остроумно заметил один из наших, российских, «байопик — это экранная ЖЗЛка».
Введением этого слова в русский язык (а ему уже несколько лет) мы обязаны… лёгким на перо деятелям нашей славной кинематографической культуры, которые не стали придумывать неуклюжие агнонимы. И правильно сделали! Потому что быстро про такой фильм не сказать, а сказать как-то надо, вот и сказали. Правда, не пояснили, откуда же оно взялось. Проясняем ситуацию мы.
Слово “байопик” склоняется в соответствии с правилами русского языка. Род мужской.
из статьи

[см. Biographical film]

Обо всех этих рекомендациях я почему-то вспомнила в связи с фильмом «Русское», посвященном Эдику Лимонову. А еще - ядовитую характеристику из набоковского "Дара": "Он любил себя страстной и вполне разделенной любовью".

Порадовали харьковские чинухи – ничего не изменилось со времен мятежной Эдичкиной молодости, и создателям фильма не пришлось городить декорации. Был показан центр (Госпром как символ города), памятник Тарасу Шевченко (как он же), а так же район завода имени Малышева, ничуть не похорошевший с тех пор – пролетарско-индустриальные руины, по мерзости сравнимые разве с другим районом Харькова – ХТЗ.

О чем фильм – я не поняла. О страшной советской действительности и светлом образе романтически-мятежного Эда на ее фоне? В общем, что же еще могли снять о живом еще прототипе?
Розово-паточный, всегда-серьёзный, проницательный не по годам Эди – среди отбросов и жертв сов. власти – пьёт мало, всё подмечает, много думает и наблюдает, борется за справедливость, никого не боится; пишет стихи и светло любит светлую Свету, которая, как оказалось, вероломно любит всех, «кому не лень»...

Пафосный гимн самому себе. Длинно и глупо. Наверное, снят на средства политической партии Эдика.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...