Monday, 18 September 2006

«Про Красную Шапочку» (1977)/ Pro Krasnuyu Shapochku

Режиссёр: Леонид Нечаев
Композитор: Алексей Рыбников
В ролях: Владимир Басов, Николай Трофимов, Яна Поплавская, Рина Зелёная, Евгений Евстигнеев, Галина Волчек, Ролан Быков.
Песни Красной Шапочки исполняет Ольга Рождественская.

Один из любимых детских фильмов.
Продолжение старой сказки Леонид Нечаев сделал остроумной музыкальной комедией.

Волчица (хриплоголосая Галина Волчек) мечтает отомстить Красной Шапке (Яна Поплавская) за смерть Волка-сына, убитого лесорубами в прошлом году - он едва не съел Шапку и бабку.

Поймать Шапку Волчица уговаривает старого друга своего сына, Худого Волка (Владимир Басов). "На дело" должен пойти и младший сын Волчицы, Толстый Волк (Николай Трофимов), добряк и недотёпа...
Увидев на заборе надпись про заболевшую бабушку (Волк: Разве хорошие дети читают то, что написано на заборах?), Шапка, весело распевая и подпрыгивая, отправляется к бабушке... Впереди - один день, полный приключений, невероятных встреч и остроумных диалогов.

Худой Волк - кладезь уморительных и мудрых перлов; Владимир Басов - гениален.

«Трудно в это поверить, но озвучивал свою роль Басов вслепую. Во время озвучивания картины режиссер позвонил Басову домой. Трубку взяла жена актера: «В больнице он,» - услышал Леонид Алексеевич. Режиссеру удалось выпросить у докторов помещение, куда он привез звукозаписывающий аппарат. Но монитор, на котором актер мог бы видеть свою артикуляцию, в больнице разместить было невозможно.
- Я называл ему сцену, проигрывал всех его партнеров, и в итоге за два дня он мне проговорил свою роль без единой запинки, не видя изображения, - рассказывает Нечаев».

Музыку к фильму написал Алексей Рыбников. За два года до этого он уже работал с Нечаевым и многими актерами, занятыми в «Красной Шапочке» - над фильмом «Приключения Буратино» (1975).
Из интервью композитора:
"- Режиссером фильма [Приключения Буратино] был Леонид Нечаев, которого я тогда совершенно не знал. Мне назвали состав актёров - это были все звёзды нашего театра и кино: Рина Зеленая, Ролан Быков, Владимир Басов... Любимая с детства сказка, любимые актеры - я охотно согласился. В процессе работы стало ясно, что Нечаев - один из немногих режиссеров, которые понимают музыку. Он умел не только ее чувствовать, но и правильно заказывать - ведь от представления режиссера о тональности картины и ее эпизодов во многом зависит, какая мелодия в каком эпизоде картины прозвучит..."

* * *
Рассказывает режиссер Леонид Нечаев:
Идея возникла совершенно спонтанно. Мы сдавали в творческом объединении Экран фильм «Приключения Буратино». В общем - не очень были уверены, что он будет принят хорошо, но приём превзошел все наши ожидания, все такие веселые и радостные пришли в кабинет к господину Хесину, тогда возглавлявшему Экран, и он сказал: Ну, что Вы нам на будущий год покажете? Что хотите снять?
И я брякнул: «Красную Шапочку».
И Борис Михайлович сказал: Да? Но там страницы полторы-две, сказка-то?
- Да. - И Вы двух серийный фильм снимете? - Ну, да!..
Инна Веткина, автор сценария «Буратино», которая стояла за мной, взяла и ущипнула меня - так больно, у меня глаза на лоб вылезли. А я говорю: «Да, да! «Красную Шапочку».
- Ну хорошо, давайте сценарий, мы с удовольствием поставим в план.
Инна мне говорит: "Нечаев, ты чего, с ума сошел? Что будем делать-то?"
Я ей говорю: "Ничего, давай подумаем... Ну очень хочется Красную Шапочку, потому, что очень хочется чтобы главная героиня девчонка была."
И прошла неделя, наверно, и вдруг звонок ночью... Инна Ивановна говорит: "Нечаев я придумала. Это будет "Продолжение старой сказки". Ну, а если продолжение, то, я думаю, всё возможно."

И началась работа! Я не знаю, как это назвать, но это было некое исследование того, что могло произойти между Красной Шапочкой, Бабушкой и Волком. Но тут же появились два волка, тут же появилась Вдова Волка - Волчица, Волчонок... и начало, как снежный ком, расти огромное количество персонажей. Появился Звездочет и Заезжий Охотник, лесорубы уже в книге Перро были... появился Ребёнок и его семья... и начала расти уже другая, интересная и философская сказка. Философская история... Я даже какое-то время останавливал Инну Ивановну, говорил: "Это не для детей! Это все гораздо более серьёзно..." А она говорит: "Да нет же, Нечаев - сейчас такие дети пошли - это как раз для них! Они должны об этом думать, это должно их волновать..."

Мы разыгрывали эту историю в лицах - я был Волк, она была Красная Шапочка, мы ловили друг друга, изображая волков, просто чтобы придумать, кáк можно в мешок посадить, почему-то возникла эта идея пыльного мешка... не знаю... но нужен был этот предмет... какая-то история, что нужно посадить в мешок именно... Мы не долго работали, потому что по ночам, круглосуточно делали этот сценарий. И Инна каждый день приносила всё новые и новые идеи - от чего-то отказывались, к чему-то приходили. Было очень интересно! Когда закончили сценарий, мы сами хохотали, и радовались, и грустили... в общем, нам было это очень интересно.
И мы были уверенные такие, что сейчас запустимся и начнем снимать... но этому не суждено было осуществиться потому, что меня заставили, буквально заставили поехать в Киев и снять другую картину. Очень было обидно, потому что группа, которая работала над «Буратино» была очень сплоченная, и мы хотели перейти всей группой сразу в эту картину. Но это не удалось, группа развалилась, художника пришлось взять другого, оператора, правда, я отстоял, но было уже немножко не то. Но и эта группа объединилась и стала удивительно работоспособной и весёлой. Работали очень здорово! Быстро стремительно... Поиск актеров даже как-то не занял времени – единственно, кого мы искали очень долго - это Красную Шапочку.

В «Буратино» снималась необыкновенно, совершенно прелестная девочка - Таня Проценко... Мы очень сдружились, и я хотел ей предложить роль Красной Шапочки. Но произошла просто ужасная история - Таня попала в такую... аварию - мальчишка сшиб её, на велосипеде она ехала, и упала - там были и переломы, и потеря сознания... И, конечно, вопрос об её участии отпал. Это было обидно очень – но... Здесь я колебался, потому что хотелось, чтобы она была и симпатичная, и очень-очень обаятельная, и привлекательная, и, в то же время, характер (написано) немножко разбойничий. Сама Красная Шапочка оказалась "не подарок", не такая "овечка на закланье". Очень деятельная, энергичная, но и наивная.

Я просто уверен, что если бы была Татьяна, фильм был бы совсем другим. Совсем другим. И мне очень даже подфартило, что попалась Яна Поплавская.

Искали очень долго. Долго. И вдруг в Москве ассистент режиссера мне сказала: "Леонид Алексеевич, я Вам притащу девочку." Зима была жуткая, я смотрел тогда много детей во Дворце пионеров на Ленинских горах, и вдруг притаскивают нечто - такой "кокон", обвязанный шалью, в шубе, замотанный. Развязывают - красный нос, такие огромные глазищи... Я говорю: "Кого ты мне привела-то? Черт те что..." Прошло время, она отогрелась заулыбалась; я смотрю - у неё рот то до ушей. И думаю: "Это уже ближе". Почитала она мне стихи, мы с ней разболтались... Я говорю: "Приезжай в Минск на пробы". А тогда пробы были обязательны, их нужно было представлять творческому объединению Экран, они утверждали - это был серьезный и длительный процесс - нужно было отснять, проявить, принести... - не на видео снимали - всё на пленке... 27 лет назад - 28 даже.. И привез я ее - сперва в Минске ее показал - она читала там стихи на русском и на английском, произвела на меня впечатление.

Но на моих редакторов и руководство она впечатления не произвела - скорее обратное. Им, наверное, хотелось Шапочку с конфетной обертки, такую Тютельку-Путельку... Но я был молодой, настойчивый, повез в Москву пробы. И, как ни странно, там была реакция другая – сказали «да». Главное что было? Темперамент, задор, как сказать - когда человек в настроении радостном... Она не играла этого, она жила, она схватила этот образ. Вот она стала Шапкой - и к съемкам была абсолютно готова. Никаких проблем с текстом, всё она делала легко и просто, даже иногда придумывала какие то свои фразочки и междометья. Она задавала вопросы со своим каким-то подтекстом. Очень смешно... И она быстро сошлась с артистами всеми - смело работала и с Басовым, и с Трофимовым, и с Быковым. Все как-то легко снимали картину - не было никаких трагедий.

Мне очень понравилась эта идея Инны - Ребёнок... Кто это - избалованный ребенок, который считает, что всё возможно: "Купите мне её! Дайте!" И очень хорошая идея: "А ты сам-то пробовал чего-то сделать?" И здесь Красная Шапочка очень серьезный педагог. Здесь очень хорошо сделан образ и отношения Красной Шапочки и Ребёнка, Бабушки и Ребёнка. И как он помогает дальше по сюжету. В финале хорошая сцена, когда Евстигнеев говорит: «Молодец, мальчик», а она отвечает:
«Я не мальчик, я девочка». Ребёнок - у нее даже нет имени - просто Ребёнок.
Хорошая идея со Звездочетом, с тем, что Бабушка лепит свистульки и они у неё получаются прекрасно. И Звездочет говорит: "Я считаю звезды а звездам счета нету..."
И, конечно, огромную роль сыграли прекрасные стихи Юлия Кима - так влилось всё в общую задумку. Я ему очень благодарен. И, конечно, музыка Рыбникова - "Если долго-долго-долго..." Я считаю, она заслуженно названа песней года.

Реакции были всякие. От восторженных до несколько скептических. Многие говорили: А «Буратино» лучше. Мне неудобно говорить, но оба фильма называются классическими, вошли уже в тот Фонд...
Писем было очень много. Зрители были активнее, нежели в нынешнее время. И взрослые, и дети. Писали просто: Москва ТВ, Минск киностудия Яне Поплавской, Минск киностудия Лёне Нечаеву. Писали: «Слава Богу, что появляются такие картины», и все рады, счастливы, всем нравится Янка. В Янку, правда, были все влюблены!
* * *
Яна Поплавская: Вначале мне очень нравился Трофимов. Он был такой пухленький, симпатичный. Но во время съемок Басов, который играл “Худого волка”, несмотря на его экранный облик, был настолько замечательным, что мои симпатии переместились в его сторону. В сцене, когда падает дерево, я говорю ему: “Какими судьбами!”. И это похоже на кокетство. Рядом с ним я себя чувствовала взрослой. Он всегда так элегантно шутил, целовал мне ручки. Когда привозили железные баки с обедом, он спрашивал меня: “А что дама хочет поесть?”. А Трофимов работал только в кадре, а за кадром игра не продолжалась.
* * *
из статьи: Леонид Нечаев создал уникальный жанр русского детского "фэнтэзи", который ничем не обязан национальному фольклору. В его кино не водились змеи горынычи, не злобствовали кащеи, не мыкали горе василисы премудрые. Однако, имея дело с классическими сюжетами западных сказок, Л. Н. в лучших своих фильмах (Приключения Буратино, Про Красную Шапочку, Рыжий честный влюбленный) осваивал их очень по-русски. В тех же случаях, когда он подчинял замысел иной ментальной власти (Проданный смех, Сказка о звездном мальчике, Питер Пэн), все заканчивалось полуудачей либо поражением. Западная сказка — это не продвижение Добра по тропе войны со Злом и смертный бой на Калиновом мосту под финал, а путешествие по лабиринту, выбраться откуда можно лишь в одиночку, рассчитывая на собственную сметливость и хитрость.

...Так и Красной Шапочке, героине следующего фильма Л. Н., дан несомненный и яркий талант жить, и он "облучает" окружающий мир, преображает его. В этой едва ли не лучшей работе Л. Н. нет и намека на игру в поддавки, которой всегда увлекалось наше детское кино: отношения между героями складываются вполне "взрослые".

(из песни вредных старушек, про Шапку): Пошла бабку лечить, а идет и поет, как сумасшедшая.
* *
- А я говорю, что я с ней третьего дня ДУДКОЙ МЕНЯЛСЯ!
* *
Толстый Волк (задумчиво): Поразительная вещь... Гляжу я вчера вдаль...
Волчиха-мать: Прокляну я тебя.
* *
Худой Волк - Толстому: Браво! Новый мировой рекорд метания молота!
* *
Шапочка - Толстому Волку: У вас же флюс! С флюсом все не такие!
* *
Худой Волк (раздраженно): А, черт, никакой приличной одежды! А еще Звездочет называется, дьявол его возьми!
* *
Ребёнок - нянькам, про Шапку: Купите мне её! (упирающуюся Шапку тащат толстые няньки).
Худой Волк: Вот они – люди! Смотри, Толстый, смотри внимательно. Это – люди.
* *
Худой Волк в облике Дамы: Куда же ты?! Красненькая!....
* *
Худой Волк (ехидно): О, лесорубы! Это такие мужчины! Они поищут и обязательно найдут!
* *
Худой Волк (про Шапку, пляшущую под дождем): Ишь, что выделывает! И как только не стыдно! У неё бабушка заболела, а она!..
* *
Худой Волк - Волчонку: Жалко родного! Остановись – лучше будет!
* *
Худой Волк: Артист устал. Зритель ему этого не простит.
* *
Худой Волк: Ты перегрелся, Толстый! Это только в сказках волки дымят напропалую, а в жизни курящий волк обречен на вымирание.
* *
Худой Волк (слугам семьи Ребёнка): Сколько будет дважды-два-четыре, ребята? Не знаете? Так я и думал. Плохо ваше дело, ребята.
* *
Слуги: Хозяин! Куда теперь?
Худой Волк: Да хоть в воду!
* *
Толстый Волк: Я хотел... спросить!..
Худой Волк: ЧТО спросить?! Рецепт манной кашки?! Мотив «Чижика-пыжика»?!! Выкройку красной шапочки?!!!
* *
Худой Волк: Сколько их было?
Шапка: Кого?
Худой Волк: Тех, что напали на стадо.
Шапка: Не знаю...
Худой Волк: Я так и думал. Не знаешь, но представляешь в лицах!.. Вот и спроси сначала. А то всю жизнь наговаривают на волков, несут, что хотят. Съесть стадо! С точки зрения науки в эту бабушкину деревеньку должны были прибежать, приплыть, прилететь по воздуху ВСЕ волки, которые живут на земле! Всемирное нашествие волков на одну забубенную деревеньку! Не слишком ли много суеты?!

* *
Худой Волк: Особенно я ненавижу детей. Их каждого из них может вырасти лесоруб или охотник.
* *
Охотник: Охота - это когда охота. А когда неохота - то кому это надо?
* *
Худой Волк - Охотнику: Хочешь всучить нам надежную улику?! Волки с ружьем!
* *
Худой Волк - Шапке: Разве умные дети читают то, что написано на заборах?
* *
Худой Волк: Толстый!
Шапка: Не называйте его так! Он милый.
Худой Волк: Он толстый.
Шапка: Он милый!

Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...