Sunday, 30 November 2014

Сладкая жизнь: суфле из потрохов и свиная киста/ Mike Leigh "Life Is Sweet" (1990)

"Aubrey's in a coma, he doesn't want any chips!"

Легкомысленная и гиперактивная мать семейства Венди безмерно чадолюбива: занимается танцами с детьми (причем сама она выглядит гораздо веселее и дурашливее, чем её серьезные и сосредоточенные малышки-ученицы), а кроме того продает детские одежки, безудержно сюсюкая с покупательскими чадами. На всё реагирует шутливыми замечаниями, сопровождаемыми идиотским хихиканьем; любит скользкие намеки «ниже пояса». В этой роли – Элисон Стедман (Alison Steadman, в ту пору жена Майка Ли).

Дочери-близняшки, «волна и камень, стихи и проза, лед и пламень».
Терзаемая бездельем, булимией и ненавистью ко всем и вся, всклокоченная Никола (Джейн Хоррокс/ Jane Horrocks, см. Голосок).
Неизменно одетая мальчиком слесарь-сантехник (!) Натали (Клер Скиннер/ Claire Skinner; сыграла эпизодическую роль Магды в «Дневнике Бриджет Джонс»), или Нат, как её зовут дома.

Семья не из зажиточных. Домишко невзрачен. Автомобиль стар и поломан. Крыльцо тоже – отец семейства (Джим Бродбент/ Jim Broadbent, без которого не обходится ни один британский фильм) много лет готовится его починить.
«У него две скорости: медленно и стоп», – со своим обычным смешком говорит о муже Венди.
Чрезвычайно многословный и бойкий диалог в начале фильма дает представление о семейной атмосфере. Венди полушутит про нового ребеночка.
– Ты уже стара для этого, – возражает серьезная Нат.
Отец семейства тоже от мысли о младенце не в восторге, и так проблем хватает:
– Напялить им на головы бумажные пакеты и продавать, как котов в мешке, – шутит он об уже имеющихся дочерях.
Маму и папу зовут Венди и Энди – у режиссера, видимо, слабость к рифмованным и/или шутливым сочетаниям имен (чего стоит пара Том и Джерри!).


Вообще-то Энди гораздо спокойнее супруги; кажется недотепой. Работает шеф-поваром, мечтает о собственном бизнесе, любит всяческую рухлядь, из которой в туманном будущем намерен смастерить что-то полезное. Починки ждут ванная, валяющаяся в сарае гитара, а сверх того Энди дает себя облапошить некоему Пэтси (Стивен Ри/ Stephen Rea) – тот всучил «мастеровитому» повару проржавевший фургон с пыльным кухонным хламом внутри.
Энди бодр и полон мечт о том, какая будет славная закусочная на колесах. Нат тихо молвит: «Чем бы дитя не тешилось». Венди притворно ворчит – но на самом деле за этот-то полет мечты и любит мужа.

В умении сохранять верность мечтам она разбирается: когда-то думала стать танцовщицей, а теперь вытирает пыль с выставленных на полке фаянсовых пуантиков и миниатюрных призов, полученных на танц-конкурсах в детстве.

Энергия и оптимизм Венди кажутся карикатурой – особенно на фоне ломки, претерпеваемой Николой.
Злобная худышка Никола (её скрипучий голосок Скруджа Макдака насмешливо воспроизводит захожий секс-партнер), под покровом ночи извлекающая из-под чемодан сладостей, поспешно пожирающая их (ужасная сцена, смотреть невозможно) – и тут же выворачивающая свое нутро в предусмотрительно заготовленный пакет...

Когда Никола безудержно кривляется, дёргается и психует, она скорее карикатурно-смешна, чем трагична. А вот когда обжирается и блюёт...

Подчас дочери кажутся старше своих заигравшихся бодрячков-родителей (и то верно: Венди было 16, а Энди 17 лет, когда появились их девочки).

Вспомнить взгляды, которыми они обменялись, когда весельчак-отец семейства завалился с кресла...

В общем, повседневность, взлеты и падения в масштабе одной семьи. Фильм про жизнь, то есть трагикомедия – всегдашний жанр и Майка Ли, и самой жизни. Разумеется, использован легендарный режиссерский метод, — сценария, по сути, нет; всё выстроено на импровизации актеров.

В первый просмотр картина показалась мне больше трагедией, чем комедией. (Позже я убедилась в неслабой комичности фильма: всё зависит от настроения зрителя в момент просмотра. В конце концов, жизнь сладка, ну, или сладко-горька). Персонажи с мазохистским наслаждением делают себе хуже. Истеричка-булимичка Никола. «Французский» ресторан Обри. Венди на двух работах. Энди тратит деньги на рухлядь и дружески напивается с нагревшим на нем руки приятелем...
Подозрительно тихая и идеальная на общем фоне Нат, но и у неё свои (очевидные) странности. Она рассказывает, как бабуля-клиентка (по слесарной части) назвала её «славным парнем»: А я не возражаю...

Ближе к финалу Венди оставляет своё похихикивание и неожиданно вдумчиво беседует со своей проблемной дочерью Николой.
Легкомыслие, равнодушие и невосприимчивость матери оказываются наносными, это (как и её смешки) кокон, маска, помогающая держаться, выживать. Разговор с дочерью – сильная сцена; мать вдруг предстает мудрой, любящей и сострадательной.

Несмотря на проблемы и неурядицы, это вполне счастливая семья, название фильма – не исключительно ирония.
Родители любят дочерей, несмотря ни на что.

В финале происходит также сближение сестёр: Нат предлагает Николе деньги (обычно той приходилось выклянчивать их, наталкиваясь на отказ) – и сестра с благодарностью и без своих обычных ужимок соглашается.
Актеры, как всегда у Майка Ли – не играют, а живут.

На меня наибольшее впечатление произвел великолепный Тимоти Сполл (Timothy Spall) в роли друга семьи, Обри.
Как и все (немногочисленные) герои фильма, он неудачник со странностями и мечтами.


Является с ананасом в руках, очки в дивной красной оправе – и с интересом поглядывает на почесывающуюся Николу (втайне он влюблен в неё. И немного – в её мать Венди): «Я толстая! – Что такое толстая? Это всё в голове».
У Обри свои трудности. Со стрессом он борется, играя на барабанах.
Мы застаём Обри накануне важного события: открытия собственного ресторана – с французским колоритом!
Интерьер ресторана The Regret Rien (ясно, в честь песни Эдит Пиаф; «Такая худая – ну да, она ж француженка») – набор клише: теснота, забит хламом и «французским» декором – голова дохлой кошки в обрамлении поломанных аккордеонов; птичьи клетки без птиц; велосипед на стене; оплывшие свечи в бутылках...
Меню этого дивного заведения – отдельная тема; тоже пародия на французскую кухню с её тягой к соусам и органам убиенных животных:

«Черный пудинг и суп с сыром камамбер; крепкий бульон (консоме) с беконом; печень в светлом пиве (!); свиная киста (!); моллюски с ветчиной и соусом Cocke, сливовый киш (открытый пирог с начинкой из взбитых яиц, сыра и других ингредиентов); королевская креветка (одна-единственная) в джемовом соусе; утка в шоколадном соусе; языки в голландском соусе из ревеня; суфле из потрохов; волованы с почками; холодные мозги; жареные ножки с яйцом».
Шедевр!


Когда беднягу Обри подставила его официантка-киви (новозеландка) – уехала, не выйдет на работу! – на помощь приходит неунывающая Венди.
Но время идет, клиентов нет, Обри вдрызг напивается («Обри в коме, он не хочет чипсов!») – и Венди остается в обществе апатичной Полы (Мойя Брэди/ Moya Brady), «шеф-повара по соусам» («Классический нос!»).


Момент, когда Обри, подпаивая Полу, играет с ней (вернее, ею) на своих барабанах – неизменно доводит меня до истерического хохота. Вдобавок, Пола смахивает на знаменитого украинского автора Сергея Жадана.

Интересные подробности (отсюда):
• Сценарий разрабатывался совместно режиссером и актерами, на протяжении недель репетиций перед съемками. Так, поразительное меню ресторана за один вечер сочинили Майк Ли с Тимоти Споллом.
Для достоверности они проконсультировались с профессиональным шеф-поваром; он объяснил, какие блюда приготовить технически немыслимо.
Блюда, перечисленные в картине, как отмечает Майк Ли, «реальны и осуществимы, как мерзко ни звучат их названия».

• Дэвид Тьюлис (David Thewlis), сыгравший роль безымянного любовника Николы, расстроился, что роль эпизодичная.
Майк Ли пообещал, что в следующий раз, думая приглашать его в свой фильм, предложит актеру «достойный кусок пирога». И действительно, за главную роль в «Обнаженных» Тьюлис заслужил славу и массу наград.

• Фильм целиком снят в Энфилде, Мидлсекс (бывшее графство Англии, теперь - часть Большого Лондона), с участием местных жителей (например, танц-школа и напряженные детишки в начале фильма).

• Дизайнер картины Элисон Читти (Alison Chitty) выбрала в Энфилде для съемок именно этот дом, потому что ей понравился садовый сарай. Она же нашла и оформила фургон-закусочную.

Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/

Tuesday, 11 November 2014

Умирать все равно будем под музыку Дунаевского и слова Лебедева-Кумача/ Ilya Ilf, notebooks

Когда все уже кончилось и Гаврилин в своем лиловеньком «фиате» поджидал отдававшего последние распоряжения Треухова, чтобы ехать с ним в клуб, — к воротам депо подкатил фордовский полугрузовичок с кинохроникерами.
Первым из машины ловко выпрыгнул мужчина в двенадцатиугольных роговых очках и элегантном кожаном армяке без рукавов. Острая длинная борода росла у мужчины прямо из адамова яблока. Второй мужчина тащил киноаппарат, путаясь в длинном шарфе того стиля, который Остап Бендер обычно называл «шик-модерн». Затем из грузовичка поползли ассистенты, «юпитеры» и девушки.
Вся шайка с криками ринулась в депо.
— Внимание! — крикнул бородатый армяковладелец. — Коля! Ставь «юпитера»!.. Треухов заалелся и двинулся к ночным посетителям.
— Это вы кино? — спросил он. — Что ж вы днем не приехали?
— А... На когда назначено открытие трамвая?
— Он уже открыт.
— Да, да, мы несколько задержались. Хорошая натура подвернулась. Масса работы. Закат солнца... Впрочем, мы и так справимся. Коля! Давай свет! Вертящееся колесо! Крупно! Двигающиеся ноги толпы — крупно. Люда! Милочка! Пройдитесь! Коля, начали! Начали! Пошли! Идете, идете, идете... Довольно. Спасибо. Теперь будем снимать строителя. Товарищ Треухов? Будьте добры, товарищ Треухов. Нет, не так. В три четверти... Вот так, пооригинальней, на фоне трамвая... Коля! Начали! Говорите что-нибудь!..
— Ну, мне, право, так неудобно!..
— Великолепно!.. Хорошо!.. Еще говорите!.. Теперь вы говорите с первой пассажиркой трамвая... Люда! Войдите в рамку. Так... Дышите глубже — вы взволнованы. Коля! Ноги крупно!.. Начали!.. Так, так... Большое спасибо... Стоп!
С давно дрожавшего «фиата» тяжело слез Гаврилин и пришел звать отставшего друга. Режиссер с волосатым адамовым яблоком оживился.
— Коля! Сюда! Прекрасный типаж. Рабочий. Пассажир трамвая. Дышите глубже. Вы взволнованы. Вы никогда прежде не ездили в трамвае. Начали! Дышите!
Гаврилин с ненавистью засопел.
— Прекрасно!.. Милочка! Иди сюда! Привет от комсомола!.. Дышите глубже. Вы взволнованы... Так... Прекрасно. Коля, кончили.
— А трамвай снимать не будете? — спросил Треухов застенчиво.
— Видите ли, — промычал кожаный режиссер, — условия освещения не позволяют. Придется доснять в Москве. Пока.
Шайка молниеносно исчезла.

* * *
Илья Ильф, записные книжки:

Профессор киноэтики. А вся этика заключается в том, что режиссер не должен жить с актрисами.

«Моя половая жизнь в искусстве» — сочинение режиссера...


Диалог в советской картине. Самое страшное — это любовь. «Летишь? Лечу. Далеко? Далеко. В Ташкент? В Ташкент». Это значит, что он ее давно любит, что и она любит его, что они даже поженились, а может быть, у них есть даже дети. Сплошное иносказание.

Картина снималась четыре года. За это время режиссер успел переменить трех жен. Каждую из них он снимал. Ни черта тут нельзя понять. То ли он часто женился, потому что долго снимал, то ли он долго снимал, потому что часто женился. И как писать для людей, частная жизнь которых так удивительно влияет на создаваемые ими произведения. Надо сказать так: «Мы очень ценим то, что вы любите свою жену. Это даже трогательно. Особенно сейчас, когда в укреплении семьи так заинтересована вся общественность. Но сниматься в вашей картине она не будет. Роль ей не подходит, да и вообще она плохая актриса. И мы просим вас выражать свою любовь к жене иными средствами».

* * *
Радио Свобода:

Авторов сценария фильма знают все, но их имен в титрах фильма нет. Сценарий фильма «Цирк» написали Ильф и Петров, а диалоги правил не кто иной, как Исаак Бабель.
Впоследствии Бабель был репрессирован, и поэтому факт сотрудничества его в этом фильме не афишировался никем, а с Ильфом и Петровым получилась поразительная история: когда они были в Америке и приехали посмотреть готовую картину, то пришли в такую ярость от самого материала фильма, что категорически потребовали, чтобы их имена были вычеркнуты из титров. Ильф и Петров написали сценарий абсолютно бытовой комедии, где сатирическое начало было направлено не в сторону американского расизма, как в фильме, а в сторону недобитых рапповцев, которые требовали идеологической выдержанности от цирковых номеров. В сценарии появлялась зловещая газета, в которой было написано, что в цирковой балет нужно вводить пожилых трудящихся женщин, а не вызывающих нездоровые эротические чувства длинноногих красавиц. Работники цирка в сценарии собирались давать бой всяким «буржуазным конечностям и выпуклостям», как они выражались.

* * *
Книга об Ильфе и Петрове:

«Умирать все равно будем под музыку Дунаевского и слова Лебедева-Кумача…» — записал Ильф.
Дунаевский и Лебедев-Кумач — создатели песен к фильму Г. Александрова «Цирк».
Постановка «Цирка» касалась писателей непосредственно: в основу фильма была положена пьеса Ильфа и Петрова «Под куполом цирка».
Вернувшись из Америки в 1936 г. и увидев фильм, авторы были настолько возмущены его помпезностью, соответствующей всему духу наступавшей эпохи, и дурным вкусом режиссера, что сняли свои имена с титров фильма; не было даже упомянуто, что фильм снят по их пьесе (ср. в связи с этим запись: «В картине под названием «Гроза» нет имени Островского…»).

Имя Григория Александрова («Гришки»), не расшифровывавшееся в изданиях, многократно возникает в последней книге Ильфа.
«Варшавский блеск. Огни ночного Ковно. Гришкино счастье», — записал Ильф, имея в виду именно провинциальность вкусов режиссера.
Ильф сочинил даже фантастическую новеллу, связанную с популярной в те годы идеей создания «советского Голливуда» в Крыму, за которую ратовал и Александров, восхищенный Голливудом: «…конечно, когда он приехал в Голливуд, ему там все очень понравилось… Всюду продают апельсиновый сок, дороги великолепные…».
В фантазии Ильфа «Гришка» первенствует в киногороде, а затем бежит в «Асканию Нова», «где его по ошибке скрестили с антилопой на предмет получения мясистых гибридов».

«Умирать… будем», а не «буду» — речь идет об обоих авторах, об итогах их писательской деятельности. Дунаевский и Лебедев-Кумач — это прежде всего официальные оптимисты тех лет, о которых не раз упоминал в своей книге А. Белинков. Именно ими был провозглашен тезис, которому предстояло «распространиться с быстротой и летучестью песни “У нас героем становится любой”». [Байкал. 1968. № 2. С. 107, 111]
Приведенные Белинковым слова — из марша «Веселых ребят»; оттуда же:
И тот кто с песней по жизни шагает,
Тот никогда и нигде не пропадет.

Для «Цирка» Дунаевский и Лебедев-Кумач создали другой гимн — «Песню о Родине»:
«Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек…»

Когда режиссеру Игорю Таланкину понадобилось в фильме «Дневные звезды» (1966) дать предельно лаконичное и выразительное изображение 1937 г., он ограничился мгновенным показом цоколя ленинградского Большого дома на Литейном и афиш фильма «Цирк».
Очевидно, у умирающего Ильфа творения великих оптимистов уже тогда вызывали сходные ощущения. Ильфа беспокоила будущая оценка их совместной с Е. Петровым писательской деятельности — отождествление их с тем направлением искусства конца 1920-х и 1930-х годов, которое отразилось в фильмах Г. Александрова и его соавторов, музыкального и поэтического.

см. также

Tuesday, 12 August 2014

Robin Williams (1951-2014)

"All illness is a great leveller, but none levels like mental illness. It remains the poor relation of medicine. Research is paltry. Therapies are halfhearted. Drugs are primitive. But addictive and depressive illness seems to probe deep into the relations between individuals and those around them. It is the crack in the window that can seem beyond mending. The sadness of the clown goes beyond irony. It is one of the great mysteries of life."

Robin Williams: the sadness of a clown that couldn’t be fixed

* * *
Nathan Lane (The Birdcage):
"Robin made me laugh so hard and so long that I cried. It seemed to please him no end. Yesterday I cried again at the thought that he was gone."

source

Monday, 30 June 2014

Интересные подробности о сериале Breaking Bad (2008-2013) / trivia and photos

Подбор, перевод - Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/

Фото с вебсайта Heisenberg Chronicles

Источники информации: 1, 2, 3

• В начале каждого эпизода на титрах появляется химическая формула C10 H15 N и цифра 149.24. Это формула метамфетамина и его молекулярная масса. В заглавных буквах названия фильма (Br)eaking) (Ba)d появляются названия элементов бром (Bromine) и барий (Barium), не имеющие отношения к производству «мета».

• Псевдоним, взятый себе Уолтером Вайтом – имя знаменитого физика, Вернера Карла Гейзенберга [нем. Werner Karl Heisenberg, 1901-1976; нобелевский лауреат (1932).
 «Невозможно одновременно с точностью определить координаты и скорость квантовой частицы». – «Принцип неопределённости» Гейзенберга, одного из основоположников квантовой механики. Помимо блестящих математических способностей, с детства проявлял склонность к музыке и вполне состоялся как пианист].

• Фамилия одного из главных персонажей, Хэнка Шрейдера (Hank Schrader, актер Dean Norris) также имеет отношение к химии. Немецкий химик Герхард Шрадер (Gerhard Schrader, 1903 - 1990) занимался разработкой новых инсектицидов, стремясь уничтожить насекомых-вредителей и победить голод на планете. Вместе со своими сотрудниками случайно изобрел нервно-паралитические газы, до сих пор используемые вооруженными силами разных стран.

Голубой «мет», который курят и варят персонажи сериала, на самом деле подкрашенные кристаллы сахара и леденцы.

• Опасаясь, что кто-либо из многомиллионной зрительской аудитории может использовать сериал как пошаговую инструкцию по производству «мета», представители Управления по борьбе с наркотиками советовали создателям сериала, что именно из процесса «варки» показывать, а что пропускать. Научный консультант сериала Донна Нельсон (Donna Nelson): «Если просто повторить процесс синтеза, как он показан в сериале, метамфетамин в итоге не получишь».

• Никто пока в точности не прошел путь киношного Гейзенберга. Однако несколько преподавателей, похоже, не уяснили себе урок о риске и опасностях производства и продажи «мета».

Учитель химии из Техаса Вильям Дункан (William Duncan) в 2011 году был арестован за продажу на территории школы сваренного им на дому «мета».
74-летняя профессор математики Ирина Кристи (Irina Kristy) держала на дому в Бостоне лабораторию по производству «мета» — на чем и попалась.
В начале 2013 года помощник преподавателя и «мет шеф» из Северной Каролины Марк Ходжес (Marc Hodges) был арестован, когда приобретал непомерное количество спичек (более тысячи коробок).
Бостонский учитель Стивен Доран (Stephen Doran), у которого третья стадия рака, занимался производством «мета» и арестован в мае 2013 года.
Но самый поразительный случай, когда жизнь подражает искусству, произошел еще даже до того, как Breaking Bad показали по телевидению. В 2008 году житель Алабамы (главное фото вверху) возглавил список самых разыскиваемых преступников штата, за организацию «мета»-бизнеса. Надо признать: он не был болен раком и не был учителем. Его имя? Уолтер Вайт!

• В подкасте Breaking Bad, создатель сериала Винс Гиллиган (Vince Gilligan) признался, что изначально главным злом в третьем и дальнейших сезонах должен был быть Гектор Тио Саламанка (Mark Margolis).
Но в итоге решили «повысить» Густаво (Гаса) Фринга (Giancarlo Esposito) от эпизодической роли до образа основного врага Уолта Вайта.

• В аудиокомментарии на DVD первого сезона Винс Гиллиган рассказал, что Джесси Пинкмэн должен был умереть в конце первого сезона. Но увидев самозабвенную игру Аарона Пола (Aaron Paul) создатели сериала передумали и оставили его персонажа в живых.

• Продюсеры сериала (Sony, AMC) сначала не хотели снимать Брайана Крэнстона (Bryan Cranston) из-за его прежних комедийных ролей. На роль Уолта планировали Джона Кьюсака (John Cusack) или Мэттью Бродерика (Matthew Broderick). Когда оба отказались, Гиллиган утвердил Крэнстона.

• «Если умеешь играть комедию, сыграешь и драму. Одно другому не мешает», – прокомментировал Гиллиган свой подбор актеров. В итоге Breaking Bad полон комиков – даже если не всем из них удалось продемонстрировать здесь свой комическим талант.
Сол Гудмэн – Bob Odenkirk; Bill Burr (Kuby); Lavell Crawford (Huell), Steven Michael Quezada (Gomie), Javier Grajeda (босс Гаса из картели; тот, что надписывал черепаху для Тортуги). Брайан Крэнстон (Уолт) тоже снимался в комедийных ролях.

• Однажды киношникам пришлось прервать работу: актрису в роли Вэнди пытался «снять» какой-то случайный прохожий, приняв за настоящую проститутку.

• Отъявленную наркоманку Вэнди не назовешь воплощением здоровья.
Зато Джулия Минески (Julia Minesci), игравшая с 2008 по 2010 роль Вэнди, настоящая атлетка: шесть раз участвовала в триатлоне на Гавайях (Hawaii Ironman), один раз в германском триатлоне, а также постоянно пробегает «бессчетные марафоны». (см. интервью)

• Ретроспективный эпизод о «варке мета» в Озимандиасе (Ozymandias) – последняя отснятая в Breaking Bad сцена.


После этого съемочная группа всю ночь праздновала в местном баре. Крэнстон в итоге обзавелся татуировкой (логотип сериала) на безымянном пальце – к вящему неудовольствию его жены.

• Полный видеоролик с песней-караоке Гейла/David Costabile (с субтитрами на тайском).


• …И срежиссированный Джесси Пинкмэном видеоролик его группы Twaughthammer на песню "Fallacies".


• Тощий Пит виртуозно играет Баха в одной из первых серий пятого сезона.
Биография исполнителя роли Пита Чарльза Бейкера (Charles Baker) примечательна. Сын военного, к 17 годам объездил весь мир. Профессиональный пианист. 6 лет работал рекреационным терапевтом в психиатрическом центре для подростков, обучая пациентов основам актерской импровизации.
Бейкер старательно репетировал целый месяц, по три часа в день. В окончательный вариант картины вошел лишь небольшой фрагмент его игры на пианино.

• Актер, сыгравший Уолтера-младшего, Ар Джей Митт (RJ Mitte), действительно страдает церебральный параличом.
Правда, в реальной жизни недуг гораздо менее выражен, чем у его кино-персонажа. Актеру пришлось потренироваться в хождении на костылях, а также в имитировании трудностей артикуляции.

• Актер Сэмюэл Л. Джексон (Samuel L. Jackson) часто повторял в интервью, что он большой фанат сериала Breaking Bad. На каком-то этапе Breaking Bad и картина, где играл Джексон (Marvel's The Avengers) снимались на разных площадках в студии Альбукерке, Нью-Мексико. Джексон хотел сыграть эпизодическую роль, где бы он заходил в Лос Поллос Херманос, словно рядовой посетитель ресторана. К сожалению, расписание съемок не позволило этого сделать: фильм с Джексоном снимался по ночам, а Breaking Bad днем.


• Винс Гиллиган рассказал, что телеканал AMC позволил употреблять ругательство fuck один раз в сезон. Гиллиган старался использовать этот единственный шанс с максимальным эффектом.

• Протагонист сериала Breaking Bad Уолт – гениальный химик. Мариуш Стан (Marius Stan), сыгравший Богдана, бровастого начальника Уолта на автомойке, на самом деле имеет степень магистра и работает в области химических наук. Роль в сериале – его первый опыт в качестве актера.

• Персонажи в сериале едят нездоровую пищу.
(см. Eating 'Bad' - A Complete Food and Drink Guide for 'Breaking Bad' Fans)
Из личных наблюдений:
Вегетарианцы (румяный ассистент Уолта Гейл/ David Costabile) и просто поклонники здорового образа жизни (любительница сахарозаменителя, алчная Лидия/Laura Fraser), напротив, гибнут.

• Исполнительница роли Скайлер (Anna Gunn) во время съемок проходила курс лечения от некоего заболевания.
«Во время съемок я была нездорова, принимала кортизон и это повлияло на мой вес, меня буквально раздуло. Сейчас мне лучше, слава Богу».


• Знаменитая сцена с пиццей отснята с первого дубля.

• Извините, ребята, но сети куриного фаст-фуда под руководством Гаса Фринга «Лос Поллос Херманос» на самом деле не существует.
Сцены снимались в помещении ресторана Twisters в Альбукерке.

• Характеры персонажей оттеняются цветом их одежды.
Скайлер обычно носит сине-голубую гамму. Джесси Пинкмэн – желтое и красное. Уолтер носит зеленые оттенки; после рождения Холли появляются розовые тона в его одежде. По мере развития сюжета, Уолт облачен в более и более светлые тона; несколько серий пятого сезона показывают его исключительно в белом или бежевом.
Цветовые паттерны прослеживаются на протяжении всего сериала. Агенты Управления по борьбе с наркотиками Хэнк и Гомес носят оранжевое. Мари, жена Хэнка, постоянно в пурпурном, как и врачи, появляющиеся по ходу действия в сериале. Подружка Джесси, Джейн, пытающаяся соскочить с героиновой зависимости – в черном.

• Сериал состоит из 62 эпизодов. 62-й элементом в таблице Менделеева — самарий, изотоп, который используется для лечения различных форм рака, включая рак легких.

• Псевдоним юриста Сола Гудмена – производное фразы "it's all good, man", «всё в порядке, чел».

В радио-интервью 2013 года Боб Оденкирк (Bob Odenkirk) рассказал, что сначала усомнился в правильности выбора его на роль Сола, «потому что я не еврей».
Гиллиган возразил, сказав, что Сол Гудмен тоже не еврей. Выбранный самим Солом псевдоним призван «звучать по-еврейски». Актер также утверждает, что странная прическа Сола – его идея.

• Брайан Крэнстон (Уолтер) в интервью сказал, что выражение breaking bad – разговорное, характерное для южных диалектов; означает опуститься, свернуть (на день или на всю жизнь) с прямой и узкой дороги куда-то в сторону, когда всё идет не так.
[см. также: Как перевели название сериала в разных странах мира]


• Изначально гениальный химик Уолтер Вайт был 40-летним. Но решили, что для кризиса среднего возраста рановато, и телеканал AMC предложил «состарить» Уолта.


• До съемок в Breaking Bad (2008), Винс Гиллиган снимал Брайана Крэнстона в эпизоде Drive «Секретных материалов» (The X-Files, 1993-2002). Тот сыграл белого расиста, подхватившего странную инфекцию – его голова могла лопнуть, если машина ехала со скоростью менее 80 км/час. Гиллиган говорит, что опыт длительного поиска актера для этой роли в «Секретных материалах» убедил его, что Крэнстон единственный, кто способен воплотить образ вызывающего сочувствие злодея:
«Мне нужен был кто-то пугающий и несколько отталкивающий, но обладающий в то же время глубокой, резонирующей человечностью». Звучит знакомо?

Всего в Breaking Bad приняли участие 10 актеров, ранее появлявшихся в спродюссированных Гиллиганом «Икс-файлах» (1993).

• Съемки Breaking Bad сначала шли в Риверсайде, штат Калифорния, но позже были перенесены в Альбукерке, Нью-Мексоко, где можно воспользоваться налоговыми льготами.
(фото отсюда: Heisenberg Chronicles; команда плохих парней)

• Каждый эпизод, отснятый в Нью-Мексико, приносил в среднем миллион долларов в местную экономику. Сцены в отдаленных районах «пустыни», где шло производство «мета», на самом деле отсняты рядом со съемочным павильоном в Нью-Мексико.

Популярность сериала подстегнула кустарное производство среди жителей Альбукерке. Тематические товары включают конфеты в виде «голубого мета», пончики из «голубого мета», местного производства «темное» пиво Гейзенберг, а также туристические маршруты по местам натурных съемок.
(фото отсюда: Heisenberg Chronicles; съемочная площадка эпизода 5х14; 
Брайан Крэнстон/Уолтер держит знаменитые брюки из пилотной серии)

• Клиника Альбукерке (Sage Neuroscience Center) использует популярность сериала для борьбы с наркозависимостью (в Нью-Мексико наибольшее число наркозависимых среди американских штатов). Участники программы делятся своими историями и имеют шанс выиграть одну из двух стипендий под названием «Уничтожая зависимость» (“Breaking Addiction”), которая дает право пройти дорогостоящий 3-месячный реабилитационный курс.

• Актриса Бетси Брандт (Betsy Brandt), Мари Шрейдер в сериале, в период съемок второго сезона была беременна. Когда она достигла срока беременности, сопоставимого с беременностью Скайлер Вайт в сериале, киношники снимали нагой живот Бетси, когда нужен был беременный живот Скайлер.

• Актер Крис Кристофферсон (Kris Kristofferson) предполагался на роль отца Скайлер и Мари, он должен был появиться в одной из сцен. Но позже этот замысел отбраковали, сочтя излишним отклонением от основной сюжетной линии.


• GPS координаты N34 59 20 W106 36 52, указывающие место, где спрятаны деньги Уолта и где похоронены Хэнк и Гомес, на самом деле совпадают с расположением студии в Альбукерке.

• Помните молчаливых убийц, едва не расправившихся с Хэнком? Вы не поверите.


Уроженцы Гондураса, Дэниэл и Луис Монкадо (Daniel and Luis Moncado), братья, сыгравшие в сериале кузенов Туко Саламанка, входили в различные банды и отсидели сроки в тюрьме.
А у Луиса Монкадо на веках вытатуированы буквы "F U". «Кожа век такая тонкая, что игла проткнула бы и её, и глаз. Поэтому для татуирования под веко подкладывается ложка», – поведал колоритный актер-любитель.

• Для финальной серии четвертого сезона, которая называется «Без лица» (Face Off), Винс Гиллиган обратился к помощи гримеров из команды протезных эффектов, работавших в сериале ужасов «Ходячие мертвецы» на телеканале AMC.
Грег Никотеро (Greg Nicotero) и Говард Бергер (Howard Berger) создали модель взорванной головы Гаса Фринга, а затем при помощи цифровой техники «подогнали» модель к голове актера Джанкарло Эспозито (Giancarlo Esposito).
Винс Гиллиган вспоминает, что «на это ушли целые месяцы».

• За время съемок сериала двое директоров, отвечающих за подбор актеров, скончались с разницей в 32 дня: Шэри Родес (Shari Rhodes, 1938–2009) и Гвен Саваж (Gwyn Savage, 1965–2010). В титрах сделаны соответствующие траурные упоминания.
Всего за время съемок сериала скончалось более четырех человек.

• Эпизод из середины пятого сезона посвящен Кевину Кордаско (Kevin Cordasco), 16-летнему мегапоклоннику сериала, который скончался от рака в марте 2013 года. Родители мальчика связались с создателями сериала.
«Ему нравился Уолтер Вайт. То, как он сумел взять под контроль свою болезнь, вся его жизнь – это было очень созвучно настроению Кевина», – рассказал его отец.

Гиллиган и съемочная команда навестили Кевина и дома, и в клинике. В одну из этих встреч мальчик рассказал создателю сериала, чего, по его мнению, не хватает: «Знаете, мне было бы интересно больше узнать про Гретхен и Элиота, об их прошлом вместе с Уолтером. Как все происходило, чем закончилось».
Именно благодаря предложению Кевина бывшие бизнес-партнеры Уолта из «Серого вещества» (Gray Matter) сыграли центральную роль в заключительных эпизодах.
Гиллиган предложил рассказать Кевину сюжет последних серий сериала, но тот отказался, что предпочитает узнать всё вместе с остальными зрителями.
Кевин Кордаско вскоре скончался, и авторы сериала посвятили ему девятую серию пятого сезона.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...