Monday, 30 June 2014

Интересные подробности о сериале Breaking Bad (2008-2013) / trivia and photos

Подбор, перевод - Е. Кузьмина © http://cinemotions.blogspot.com/

Фото с вебсайта Heisenberg Chronicles

Источники информации: 1, 2, 3

• В начале каждого эпизода на титрах появляется химическая формула C10 H15 N и цифра 149.24. Это формула метамфетамина и его молекулярная масса. В заглавных буквах названия фильма (Br)eaking) (Ba)d появляются названия элементов бром (Bromine) и барий (Barium), не имеющие отношения к производству «мета».

• Псевдоним, взятый себе Уолтером Вайтом – имя знаменитого физика, Вернера Карла Гейзенберга [нем. Werner Karl Heisenberg, 1901-1976; нобелевский лауреат (1932).
 «Невозможно одновременно с точностью определить координаты и скорость квантовой частицы». – «Принцип неопределённости» Гейзенберга, одного из основоположников квантовой механики. Помимо блестящих математических способностей, с детства проявлял склонность к музыке и вполне состоялся как пианист].

• Фамилия одного из главных персонажей, Хэнка Шрейдера (Hank Schrader, актер Dean Norris) также имеет отношение к химии. Немецкий химик Герхард Шрадер (Gerhard Schrader, 1903 - 1990) занимался разработкой новых инсектицидов, стремясь уничтожить насекомых-вредителей и победить голод на планете. Вместе со своими сотрудниками случайно изобрел нервно-паралитические газы, до сих пор используемые вооруженными силами разных стран.

Голубой «мет», который курят и варят персонажи сериала, на самом деле подкрашенные кристаллы сахара и леденцы.

• Опасаясь, что кто-либо из многомиллионной зрительской аудитории может использовать сериал как пошаговую инструкцию по производству «мета», представители Управления по борьбе с наркотиками советовали создателям сериала, что именно из процесса «варки» показывать, а что пропускать. Научный консультант сериала Донна Нельсон (Donna Nelson): «Если просто повторить процесс синтеза, как он показан в сериале, метамфетамин в итоге не получишь».

• Никто пока в точности не прошел путь киношного Гейзенберга. Однако несколько преподавателей, похоже, не уяснили себе урок о риске и опасностях производства и продажи «мета».

Учитель химии из Техаса Вильям Дункан (William Duncan) в 2011 году был арестован за продажу на территории школы сваренного им на дому «мета».
74-летняя профессор математики Ирина Кристи (Irina Kristy) держала на дому в Бостоне лабораторию по производству «мета» — на чем и попалась.
В начале 2013 года помощник преподавателя и «мет шеф» из Северной Каролины Марк Ходжес (Marc Hodges) был арестован, когда приобретал непомерное количество спичек (более тысячи коробок).
Бостонский учитель Стивен Доран (Stephen Doran), у которого третья стадия рака, занимался производством «мета» и арестован в мае 2013 года.
Но самый поразительный случай, когда жизнь подражает искусству, произошел еще даже до того, как Breaking Bad показали по телевидению. В 2008 году житель Алабамы (главное фото вверху) возглавил список самых разыскиваемых преступников штата, за организацию «мета»-бизнеса. Надо признать: он не был болен раком и не был учителем. Его имя? Уолтер Вайт!

• В подкасте Breaking Bad, создатель сериала Винс Гиллиган (Vince Gilligan) признался, что изначально главным злом в третьем и дальнейших сезонах должен был быть Гектор Тио Саламанка (Mark Margolis).
Но в итоге решили «повысить» Густаво (Гаса) Фринга (Giancarlo Esposito) от эпизодической роли до образа основного врага Уолта Вайта.

• В аудиокомментарии на DVD первого сезона Винс Гиллиган рассказал, что Джесси Пинкмэн должен был умереть в конце первого сезона. Но увидев самозабвенную игру Аарона Пола (Aaron Paul) создатели сериала передумали и оставили его персонажа в живых.

• Продюсеры сериала (Sony, AMC) сначала не хотели снимать Брайана Крэнстона (Bryan Cranston) из-за его прежних комедийных ролей. На роль Уолта планировали Джона Кьюсака (John Cusack) или Мэттью Бродерика (Matthew Broderick). Когда оба отказались, Гиллиган утвердил Крэнстона.

• «Если умеешь играть комедию, сыграешь и драму. Одно другому не мешает», – прокомментировал Гиллиган свой подбор актеров. В итоге Breaking Bad полон комиков – даже если не всем из них удалось продемонстрировать здесь свой комическим талант.
Сол Гудмэн – Bob Odenkirk; Bill Burr (Kuby); Lavell Crawford (Huell), Steven Michael Quezada (Gomie), Javier Grajeda (босс Гаса из картели; тот, что надписывал черепаху для Тортуги). Брайан Крэнстон (Уолт) тоже снимался в комедийных ролях.

• Однажды киношникам пришлось прервать работу: актрису в роли Вэнди пытался «снять» какой-то случайный прохожий, приняв за настоящую проститутку.

• Отъявленную наркоманку Вэнди не назовешь воплощением здоровья.
Зато Джулия Минески (Julia Minesci), игравшая с 2008 по 2010 роль Вэнди, настоящая атлетка: шесть раз участвовала в триатлоне на Гавайях (Hawaii Ironman), один раз в германском триатлоне, а также постоянно пробегает «бессчетные марафоны». (см. интервью)

• Ретроспективный эпизод о «варке мета» в Озимандиасе (Ozymandias) – последняя отснятая в Breaking Bad сцена.


После этого съемочная группа всю ночь праздновала в местном баре. Крэнстон в итоге обзавелся татуировкой (логотип сериала) на безымянном пальце – к вящему неудовольствию его жены.

• Полный видеоролик с песней-караоке Гейла/David Costabile (с субтитрами на тайском).


• …И срежиссированный Джесси Пинкмэном видеоролик его группы Twaughthammer на песню "Fallacies".


• Тощий Пит виртуозно играет Баха в одной из первых серий пятого сезона.
Биография исполнителя роли Пита Чарльза Бейкера (Charles Baker) примечательна. Сын военного, к 17 годам объездил весь мир. Профессиональный пианист. 6 лет работал рекреационным терапевтом в психиатрическом центре для подростков, обучая пациентов основам актерской импровизации.
Бейкер старательно репетировал целый месяц, по три часа в день. В окончательный вариант картины вошел лишь небольшой фрагмент его игры на пианино.

• Актер, сыгравший Уолтера-младшего, Ар Джей Митт (RJ Mitte), действительно страдает церебральный параличом.
Правда, в реальной жизни недуг гораздо менее выражен, чем у его кино-персонажа. Актеру пришлось потренироваться в хождении на костылях, а также в имитировании трудностей артикуляции.

• Актер Сэмюэл Л. Джексон (Samuel L. Jackson) часто повторял в интервью, что он большой фанат сериала Breaking Bad. На каком-то этапе Breaking Bad и картина, где играл Джексон (Marvel's The Avengers) снимались на разных площадках в студии Альбукерке, Нью-Мексико. Джексон хотел сыграть эпизодическую роль, где бы он заходил в Лос Поллос Херманос, словно рядовой посетитель ресторана. К сожалению, расписание съемок не позволило этого сделать: фильм с Джексоном снимался по ночам, а Breaking Bad днем.


• Винс Гиллиган рассказал, что телеканал AMC позволил употреблять ругательство fuck один раз в сезон. Гиллиган старался использовать этот единственный шанс с максимальным эффектом.

• Протагонист сериала Breaking Bad Уолт – гениальный химик. Мариуш Стан (Marius Stan), сыгравший Богдана, бровастого начальника Уолта на автомойке, на самом деле имеет степень магистра и работает в области химических наук. Роль в сериале – его первый опыт в качестве актера.

• Персонажи в сериале едят нездоровую пищу.
(см. Eating 'Bad' - A Complete Food and Drink Guide for 'Breaking Bad' Fans)
Из личных наблюдений:
Вегетарианцы (румяный ассистент Уолта Гейл/ David Costabile) и просто поклонники здорового образа жизни (любительница сахарозаменителя, алчная Лидия/Laura Fraser), напротив, гибнут.

• Исполнительница роли Скайлер (Anna Gunn) во время съемок проходила курс лечения от некоего заболевания.
«Во время съемок я была нездорова, принимала кортизон и это повлияло на мой вес, меня буквально раздуло. Сейчас мне лучше, слава Богу».


• Знаменитая сцена с пиццей отснята с первого дубля.

• Извините, ребята, но сети куриного фаст-фуда под руководством Гаса Фринга «Лос Поллос Херманос» на самом деле не существует.
Сцены снимались в помещении ресторана Twisters в Альбукерке.

• Характеры персонажей оттеняются цветом их одежды.
Скайлер обычно носит сине-голубую гамму. Джесси Пинкмэн – желтое и красное. Уолтер носит зеленые оттенки; после рождения Холли появляются розовые тона в его одежде. По мере развития сюжета, Уолт облачен в более и более светлые тона; несколько серий пятого сезона показывают его исключительно в белом или бежевом.
Цветовые паттерны прослеживаются на протяжении всего сериала. Агенты Управления по борьбе с наркотиками Хэнк и Гомес носят оранжевое. Мари, жена Хэнка, постоянно в пурпурном, как и врачи, появляющиеся по ходу действия в сериале. Подружка Джесси, Джейн, пытающаяся соскочить с героиновой зависимости – в черном.

• Сериал состоит из 62 эпизодов. 62-й элементом в таблице Менделеева — самарий, изотоп, который используется для лечения различных форм рака, включая рак легких.

• Псевдоним юриста Сола Гудмена – производное фразы "it's all good, man", «всё в порядке, чел».

В радио-интервью 2013 года Боб Оденкирк (Bob Odenkirk) рассказал, что сначала усомнился в правильности выбора его на роль Сола, «потому что я не еврей».
Гиллиган возразил, сказав, что Сол Гудмен тоже не еврей. Выбранный самим Солом псевдоним призван «звучать по-еврейски». Актер также утверждает, что странная прическа Сола – его идея.

• Брайан Крэнстон (Уолтер) в интервью сказал, что выражение breaking bad – разговорное, характерное для южных диалектов; означает опуститься, свернуть (на день или на всю жизнь) с прямой и узкой дороги куда-то в сторону, когда всё идет не так.
[см. также: Как перевели название сериала в разных странах мира]


• Изначально гениальный химик Уолтер Вайт был 40-летним. Но решили, что для кризиса среднего возраста рановато, и телеканал AMC предложил «состарить» Уолта.


• До съемок в Breaking Bad (2008), Винс Гиллиган снимал Брайана Крэнстона в эпизоде Drive «Секретных материалов» (The X-Files, 1993-2002). Тот сыграл белого расиста, подхватившего странную инфекцию – его голова могла лопнуть, если машина ехала со скоростью менее 80 км/час. Гиллиган говорит, что опыт длительного поиска актера для этой роли в «Секретных материалах» убедил его, что Крэнстон единственный, кто способен воплотить образ вызывающего сочувствие злодея:
«Мне нужен был кто-то пугающий и несколько отталкивающий, но обладающий в то же время глубокой, резонирующей человечностью». Звучит знакомо?

Всего в Breaking Bad приняли участие 10 актеров, ранее появлявшихся в спродюссированных Гиллиганом «Икс-файлах» (1993).

• Съемки Breaking Bad сначала шли в Риверсайде, штат Калифорния, но позже были перенесены в Альбукерке, Нью-Мексоко, где можно воспользоваться налоговыми льготами.
(фото отсюда: Heisenberg Chronicles; команда плохих парней)

• Каждый эпизод, отснятый в Нью-Мексико, приносил в среднем миллион долларов в местную экономику. Сцены в отдаленных районах «пустыни», где шло производство «мета», на самом деле отсняты рядом со съемочным павильоном в Нью-Мексико.

Популярность сериала подстегнула кустарное производство среди жителей Альбукерке. Тематические товары включают конфеты в виде «голубого мета», пончики из «голубого мета», местного производства «темное» пиво Гейзенберг, а также туристические маршруты по местам натурных съемок.
(фото отсюда: Heisenberg Chronicles; съемочная площадка эпизода 5х14; 
Брайан Крэнстон/Уолтер держит знаменитые брюки из пилотной серии)

• Клиника Альбукерке (Sage Neuroscience Center) использует популярность сериала для борьбы с наркозависимостью (в Нью-Мексико наибольшее число наркозависимых среди американских штатов). Участники программы делятся своими историями и имеют шанс выиграть одну из двух стипендий под названием «Уничтожая зависимость» (“Breaking Addiction”), которая дает право пройти дорогостоящий 3-месячный реабилитационный курс.

• Актриса Бетси Брандт (Betsy Brandt), Мари Шрейдер в сериале, в период съемок второго сезона была беременна. Когда она достигла срока беременности, сопоставимого с беременностью Скайлер Вайт в сериале, киношники снимали нагой живот Бетси, когда нужен был беременный живот Скайлер.

• Актер Крис Кристофферсон (Kris Kristofferson) предполагался на роль отца Скайлер и Мари, он должен был появиться в одной из сцен. Но позже этот замысел отбраковали, сочтя излишним отклонением от основной сюжетной линии.


• GPS координаты N34 59 20 W106 36 52, указывающие место, где спрятаны деньги Уолта и где похоронены Хэнк и Гомес, на самом деле совпадают с расположением студии в Альбукерке.

• Помните молчаливых убийц, едва не расправившихся с Хэнком? Вы не поверите.


Уроженцы Гондураса, Дэниэл и Луис Монкадо (Daniel and Luis Moncado), братья, сыгравшие в сериале кузенов Туко Саламанка, входили в различные банды и отсидели сроки в тюрьме.
А у Луиса Монкадо на веках вытатуированы буквы "F U". «Кожа век такая тонкая, что игла проткнула бы и её, и глаз. Поэтому для татуирования под веко подкладывается ложка», – поведал колоритный актер-любитель.

• Для финальной серии четвертого сезона, которая называется «Без лица» (Face Off), Винс Гиллиган обратился к помощи гримеров из команды протезных эффектов, работавших в сериале ужасов «Ходячие мертвецы» на телеканале AMC.
Грег Никотеро (Greg Nicotero) и Говард Бергер (Howard Berger) создали модель взорванной головы Гаса Фринга, а затем при помощи цифровой техники «подогнали» модель к голове актера Джанкарло Эспозито (Giancarlo Esposito).
Винс Гиллиган вспоминает, что «на это ушли целые месяцы».

• За время съемок сериала двое директоров, отвечающих за подбор актеров, скончались с разницей в 32 дня: Шэри Родес (Shari Rhodes, 1938–2009) и Гвен Саваж (Gwyn Savage, 1965–2010). В титрах сделаны соответствующие траурные упоминания.
Всего за время съемок сериала скончалось более четырех человек.

• Эпизод из середины пятого сезона посвящен Кевину Кордаско (Kevin Cordasco), 16-летнему мегапоклоннику сериала, который скончался от рака в марте 2013 года. Родители мальчика связались с создателями сериала.
«Ему нравился Уолтер Вайт. То, как он сумел взять под контроль свою болезнь, вся его жизнь – это было очень созвучно настроению Кевина», – рассказал его отец.

Гиллиган и съемочная команда навестили Кевина и дома, и в клинике. В одну из этих встреч мальчик рассказал создателю сериала, чего, по его мнению, не хватает: «Знаете, мне было бы интересно больше узнать про Гретхен и Элиота, об их прошлом вместе с Уолтером. Как все происходило, чем закончилось».
Именно благодаря предложению Кевина бывшие бизнес-партнеры Уолта из «Серого вещества» (Gray Matter) сыграли центральную роль в заключительных эпизодах.
Гиллиган предложил рассказать Кевину сюжет последних серий сериала, но тот отказался, что предпочитает узнать всё вместе с остальными зрителями.
Кевин Кордаско вскоре скончался, и авторы сериала посвятили ему девятую серию пятого сезона.

Thursday, 13 March 2014

Памяти Кшиштофа Кесьлёвского/ Remembering Krzysztof (1941–1996)

Пётр Яха (Piotr Jaxa), фотограф и кинооператор.
Родился в 1945 году в Польше. Закончил киношколу в Лодзи.
С 1982 года живет в Швейцарии.

Работая фотографом-фрилансером, сотрудничал с кинорежиссером Кшиштофом Кесьлёвским (Krzysztof Kieslowski) на съемочной площадке трилогии «Три цвета». На основе фотопортретов, сделанных в этот период, Пётр Яха подготовил выставку под названием «Памяти Кшиштофа» ("Remembering Krzysztof").



Фотографии с вебсайта http://jaxa.com/.

* * *
См. также:
часть 1;
часть 2;
часть 3.

Tuesday, 11 March 2014

Цай Мин Лянь: Чем проще, тем выразительнее / Tsai Ming-liang's interview

источник

Автор десяти полнометражных фильмов, лауреат призов всех важнейших фестивалей мира, прописавшийся на Тайване малайзиец Цай Мин Лянь (Tsai Ming-liang) — один из самых отважных и необыкновенных режиссеров современного кино.
Новая картина «Бродячие собаки», возможно, станет прощанием Цая с кинематографом. Начав свою карьеру с «Золотого льва», присужденного его картине «Да здравствует любовь!» Дэвидом Линчем, он завершает ее в той же Венеции «Бродячими собаками», которым жюри Бернардо Бертолуччи присудило Гран-при.

— Над новым фильмом вы работали непривычно долго — больше четырех лет. С чего он начался и почему занял так много времени?

— Невозможно вспомнить точку отсчета: как и в жизни, в искусстве не существует единого мгновения вдохновения. Что-то тронуло меня, что-то обратило на себя мое внимание, что-то случилось в личной жизни, и вот он — фильм. Только со временем я начинаю понимать, откуда что берется: так, фильм «А там, у вас, который час?» стал итогом осмысления смерти моих родителей, но осознал я это далеко не сразу. «Бродячие собаки», вероятно, берут свое начало в ранних 2000-х, когда Тайвань наводнили так называемые люди-объявления. Странное, даже шокирующее зрелище: живые люди, низведенные до функции подставки под рекламный плакат. Как случилось, что экономическое развитие общества довело нас до такого? Наш социум притворяется, будто купается в роскоши, но многие живут за чертой бедности и не способны заработать иначе… Эта мысль растрогала и взволновала меня. В то же время ко мне обратились представители общественного телевидения с неким проектом, сценарий которого растворился в процессе работы. В итоге я превратил его из сериала в полнометражный фильм. Сюжет ушел, большинство персонажей — тоже. То, что осталось, вы видите на экране.

— В самом ли деле вы потеряли интерес к кинематографу и собираетесь его оставить?

— Это моя естественная реакция на состояние современных механизмов кинодистрибуции. Система построена на абсурде: она отторгает любые поползновения к творческому процессу и признает исключительно продукт, нацеленный на получение коммерческой прибыли. Ценность фильма исчисляется в количестве зрителей, готовых заплатить за билет. В течение двадцати с лишним лет я покорно подстраивался под систему, у меня не было выбора. Но всегда я делал это с чувством полного фиаско: не потому, что мои фильмы плохо продавались или зарабатывали в кассах сущие копейки, а потому, что никогда я не мог достучаться до большей аудитории. Даже если на твой фильм пришли зрители, на следующий день их может оказаться меньше — и дирекция кинотеатра моментально, за сутки, снимет твою картину с проката. Со мной такое бывало! Сейчас я думаю над тем, что пришло время работать над иными возможностями достижения контакта с публикой. Откровение пришло после фильма «Прощай, таверна “У дракона”». Тогда впервые ко мне стали обращаться кураторы выставок и галерей, предлагавшие показывать мои картины в музеях. Возможно, что это лучше подходит тому кинематографу, которым я занимаюсь… Уж точно лучше, чем система коммерческого проката. Надеюсь, это выход для таких, как я. Прокат «Бродячих собак» начнется в Национальном музее; посмотрим, сработает ли это. Если все получится, тем лучше.

— То есть это все-таки не последний фильм?

— Боюсь, что последний. Я слишком устал заниматься этим. Мои фильмы — кустарные объекты, я все в них делаю сам: декорации, костюмы… Даже субтитры. Это невероятно утомительно. Но я верю в судьбу. Каждый из моих фильмов был подарен мне судьбой, а сейчас я прошу ее в ответ: пожалуйста, помоги мне поменять жизнь и заняться чем-нибудь еще!

— Вы говорили о показе фильмов в музеях: в «Бродячих собаках» самый мощный образ — безымянная фреска на стене разрушенного дома, перед которой на долгие минуты замирают персонажи. Выходит, это картина в немалой степени автобиографическая, а бездомный герой и есть художник, изгнанный из естественной среды обитания?

Я мечтаю о дне, когда каждый разрушенный дом превратится в музей для всех желающих. Что до художника, то его нормальное состояние — борьба с принятой системой ценностей и попытки выбраться за ее пределы. То же самое можно сказать о кинематографе: ему тесно в рамках прокатной схемы, он хочет нарушать законы. Искать новые возможности, пробовать иные пути.

— Ваши кадры все больше похожи на музейные объекты: камера недвижима на протяжении десяти минут, зритель оказывается в положении посетителя выставки, чье внимание насильно приковано к объекту на стене. В данном случае к экрану. Когда вы четко понимаете, что пора сказать: «Стоп, снято»? Когда осознаете, что резать надо именно здесь?

— Мне на руку цифровая техника! Раньше, снимая на 35 мм, мы были ограничены десятью минутами, теперь — снимай не хочу. Тем сложнее принять решение, где и когда остановиться. Мне всегда жалко резать. Единственный раз в жизни я поддался давлению продюсеров в фильме «Лицо». Там есть сцена, в которой героиня Летиции Касты медленно заклеивает окно черной клейкой лентой. Мне начали твердить: «Слишком долго, давай сократим». Я сократил, порезал сцену пополам, и теперь окно заклеено только наполовину. Очень жаль, но фильм уже готов, дело сделано, ничего не изменишь… Как долго может длиться кадр? Ответ на этот вопрос тесно связан с понятием режиссерской свободы, но и с художественной необходимостью тоже. Мой актер Ли Кан Шен стоит перед картиной и смотрит на нее. Как показать, что он стоит бесконечно долго? Никак иначе: камера должна смотреть на него так долго, как только возможно.

— А о публике вы не тревожитесь?

— Действительно, в какой-то момент я заволновался о зрителе, который будет это смотреть в кинотеатре, но потом подумал: зачем мне о нем волноваться? Мне дороже мои актеры, важнее дать свободу им — и дождаться, когда они достигнут необходимого состояния. Я ждал. Где-то за полминуты до конца почувствовал, что это слишком долго, что я больше не способен это терпеть… А потом подумал, что хотел, чтобы зритель разделил со мной это удивительное ощущение невыносимости. Как еще передать бессмысленность жизни? Дело не в длине как таковой, дело в том, что искусство подчиняется особенной логике. Ее часто называют поэзией, но я бы предпочел сравнение с архитектурой. Чтобы построить здание, вы кладете кирпич за кирпичом и не можете пропустить ни один из них, даже если монотонная работа вам надоела: иначе весь дом рухнет. Один образ требует другого, в результате рождается единство времени и пространства. Еще одно важное условие: предельная простота и чистота. Чем проще, тем выразительнее.

— Можно ли считать вашу камеру равноправным персонажем фильма?

— Камера лишь служит режиссеру, который принимает все решения. Но режиссеру необходим инструмент отстранения. Лао-цзы учил, что небеса не видят разницы между человеком, бродячим псом или насекомыми: все они бесконечно малы. Это я и пытаюсь передать, а камера помогает создать необходимую дистанцию.

Saturday, 8 March 2014

на языке бога – на английском / Голодный Марвин в космосе (3-13) / South Park: Starvin' Marvin in Space


– Я сестра Холис. Меня избрали, чтобы я приехала сюда, в Африку, и рассказала вам об учении Иисуса. У всех есть библии, которые вам раздали бесплатно? Нет-нет-нет, мы не едим библии! Мы читаем их.
Откроем Евангелие от Марка. И помните: библия плюс принятие Христа равно еда. (эфиопы быстро раскрыли книжки)

Отлично! Кто прочитает нам Евангелие от Марка, может, Марвин?

(кликающие звуки) Нет, Марвин, на языке бога – на английском!

ЦРУшник: Одному богу известно, на что способны эти извращенцы из стран третьего мира с космическим кораблем в руках.

– О, пришелец, я мэр планеты Австралия, приветствую тебя на прекрасной планете Австралия!


Сестра Холис (тощему эфиопу): Ну, как у нас сегодня дела? Смотри, что у меня есть! Нет, это не еда, это крест. На нем написано твое новое христианское имя: Майкл. Ты можешь произнести: Майкл?

...Привет, брат Дэвид, у тебя есть грех, в котором надо покаяться?

Правитель Марклара: У нас на Маркларе мы всех людей, места и вещи называем марклар.

Холис: Инопланетяне? А слышали ли они слово божье?
Картман: Никогда – и это-то и круто.


Пат Робертсон (Pat Robertson): Один из наших миссионеров открыл, что на планете Альфа Сети 6 есть разумная жизнь. Удивительно, правда? Мы знаем одно точно: эти инопланетяне никогда не слышали об Иисусе Христе. ... и теперь нам нужен лазер из кристаллов аргона...


– Здесь, на Маркларе, все называется «марклар».
– А вы не путаетесь?
– Конечно, нет. Эй, марклар!
(из толпы выходит один) Чего?
– Видите?

Кайл: Стойте! Кажется, я все могу объяснить. Марклар, эти марклары хотят поменять ваш Марклар. Они не хотят, чтобы этот марклар или кто-то из его маркларов жили тут, потому что это плохо для их марклара. Они используют марклар, чтобы заставлять маркларов уверовать в их марклар. Если вы разрешите им остаться тут, они постоят марклары и марклары, они отнимут ваши марклары и заменят своим. Они причинять Марклару вред, поэтому должны вернуться на свой марклар. Пожалуйста, позволь этим маркларам остаться здесь, где они смогут жить и процветать без маркларов, маркларов и маркларов.
Пришелец: Юный марклар, твои марклары мудры и правдивы.
Сестра Холис: А что он вообще сказал?

Интересные факты:

• Американская актриса Салли Стратерс (Sally Struthers) спародирована в двух эпизодах сериала: «Голодный Марвин» и «Голодный Марвин в космосе». В первом эпизоде она предстает в облике жирной руководительницы Фонда Накорми Детей (Feed the Children Foundation). На самом деле актриса была представительницей Христианского детского фонда (Christian Children's Fund, later ChildFund), выступающего в защиту неимущих детей развивающихся стран, в основном африканских.
В данном эпизоде этот персонаж гипертрофирован до крайности – Салли Стратерз напоминает героя «Звездных войн» (Jabba the Hutt). По слухам, актриса была возмущена тем, как её изобразили авторы «Саус Парка».

• Слово «марклар» отдаленно напоминает греческое слово малака (malaka), которое часто используют современные греки. Значение слова разнится в зависимости от контекста, выражая дружбу, удивление, согласие, гнев, обиду и прочее. Буквальный смысл слова довольно унизителен, так что не носителям языка использовать его не рекомендуется (несмотря на то, что это самое популярное греческое слово) – поскольку для грамотного употребления требуются навыки.

• На титрах в финале звучит песня «Я Чубакка» (I Am Chewbacca) группы Стоуна и Паркера DVDA.

• В премьерном показе эпизод предваряло посвящение: Памяти Мэри Кей Бергман (In Memory Mary Kay Bergman, 1961-1999). Актриса озвучила в предыдущих эпизодах почти всех персонажей женского пола в сериале. Этот эпизод – последний с голосом актрисы; вскоре после завершения работы над ним она покончила с собой.

источники: 1, 2